Литература - 2

Удивительно, как люди находят время что-то писать в Сети? Чёрт его знает, но после работы единственное моё желание - принять душ, хлебнуть кофейку да почитать. Писать о прочитанном нет уже и сил, и желания. Ладно! Это всё лирика, вернёмся к насущному. Передо мной стопка книг, будем о них и говорить.

Первая в списке - многим (кто "в теме") знакомая книга Виталия Носкова


IMG_20170826_025052-1.jpg

Мне попалось второе издание (дополненное), Новосибирск, 2001 г. Собственно, кто смотрел "Миротворцев", тот знает автора. На "Озоне", кстати, увидел в продаже за авторством того же Виталия Николаевича Носкова вот эту книгу:

IMG_20170826_025038-1.jpg

Разумеется, немедленно купил. Это переиздание "Любите нас...", но под другим названием, что называется - "исправленное и дополненное", хотя вроде бы как подразумевается, что книга новая (Москва, " Вече", 2017). Ну ладно, это мелочи, в любом случае взял бы, для коллекции. Конечно, в некоторых местах текст грешит беллетризацией, но это не так страшно в данном случае.

Что там дальше:


IMG_20170826_025130-1.jpg

IMG_20170826_025206-1.jpg

Книга издана в Петрозаводске, в 1997 году. Обычная региональная книга Памяти: фото, текст биографии, воспоминания родственников и сослуживцев. Ценна самим фактом своего появления.

И последнее. Это уже чистая беллетристика, взял и вправду для коллекциии. Если, кому встретится, можно смело пропустить мимо.


IMG_20170826_025108-1.jpg

IMG_20170826_025221-1.jpg

Москва, 2001 год, "Студия писателей МВД" России. Нам необходимы как воздух документальные произведения, а не худ.лит на тему чеченской войны. Хотя, впрочем, в сборнике есть рассказ Валерия Горбаня, как можно видеть, автора замечательного романа "...и будем живы".

Кто, где и когда?

Человеческая память - странная штука: можно помнить в мельчайших подробностях события давних лет, и всё перепутать, упомянув недавние дела. Нет, я даже не про медицинский диагноз! Но возможно ли внести дневниковую запись в 80-м году, отражающую исторических персоналий, появившихся не раньше 82-го? Или это малообъяснимое деяние неграмотного литзаписчика? Что ж, давайте внимательно вчитаемся:

"В те же январские дни (имеется в виду январь 1980 года) на левый фланг участка Хорогского погранотряда вышел отдельный мотострелковый полк. Тесное взаимодействие командования погранотряд и полка, присутствие нашего гарнизона в Нусае позволяло полнее контролировать обстановку на всем участке границы отряда. Не берусь объяснить причины, но почти пять месяцев полк оставался в Гульхане. Команда на движение к Файзабаду поступила только в июне. Для того чтобы начать марш, необходимо было выбить душманов с перевала. Эту задачу должны были выполнить пограничники, более приспособленные для действий в горах. Сводный боевой отряд численностью более сотни человек тщательно подбирался и готовился под руководством начальника Хорогского погранотряда подполковника Николая Николаевича Малютина. СБО задачу выполнил. Руководил боем генерал Иван Григорьевич Карпов. Отдельный мотострелковый полк начал свой тяжелый путь к Файзабаду. <...>

Ветеранам свойственно вспоминать былое. Вот и мы с Малютиным, теперь уже полковником запаса, не раз вели разговоры о событиях той поры:

- А знаете, кто командовал тем полком? - спросил он меня.

- Честно говоря, не помню.

- Так вот, - продолжал Малютин, - читаю запись в моем блокноте: командир отдельного МСП подполковник Рохлин Лев Яковлевич.

- Неужели тезка?

- Нет, точно, будущий генерал Рохлин.

Потом комполка стал известным военным, а летом 1998 года трагически завершил свой жизненный путь. Вот такие были у нас встречи тогда, в 1980 году." Приведённая обширная цитата взята мнрй из вышедшей в этом году книги "Пограничники на Афганской войне. Непобежденные", стр. 67-68


Этот текст не выдерживает критики. Вот данные о вхождении 860-го отдельного мотострелкового полка (а речь идёт как раз об этой части) в ДРА, взятые с сайта полка:

"3 января 1980-го - 860-й омсп совершил марш по Западному Памиру и остановился на границе с Афганистаном в н.п. Ишкашим.

10 января 1980 года 860-й омсп перешел государственную границу СССР на участке между н.п. Ишкашим Таджикской ССР и н.п. Ишкашим Афганистана, в условиях холодной зимы,вброд через горную реку Пяндж, которая отличается сильным течением. После форсирования реки - полк с боями, в течение 18 дней совершит марш по афганской части Западного Памира в направлении г.Файзабад, куда войдет 28 января 1980 года." Источник: http://kunduz.ru/860-y-omsp

Эти общеизвестные факты подтверждаются источниками, выложенными в том числе и в Сети. И не мог Л.Я.Рохлин командовать полком при вводе войск в ДРА, поскольку был заменщиком комполка А.Т.Арутюняна осенью 1982 года!

Тут, кстати, не могу не привести может несколько грубоватый текст из воспоминаний офицера 860-го омсп, описавшего свои первые впечатления о новом комполка:


"7 ноября

День Великой Октябрьской социалистической революции. На построении представили нового командира, подполковник Рохлин, из Ленинградского округа. Первое впечатление не очень, внешне смахивает скорее на тракториста,чем на офицера, не подогнанное хэбэ, перекошенная портупея и далеко не интеллигентное лицо".


Текст (книга 2014 года) и вправду по-солдатски резок, но довольно характерен.

Чеченское ополчение в Ведено, начало 2000 года.

Журналист Борис Джерелиевский:

"- Мое подразделение переходит на другую сторону. Что ты скажешь об этом?

-Если вы получили "положение номер два", тогда можно.

- Хорошо".

(Из материалов радиоперехвата)


По мнению разведчиков, "на ту сторону" означает переход членов бандформирований на подпольное положение. Боевики оседают в населенных пунктах. Причем именно в тех, которые уже считаются "освобожденными и зачищенными" российскими войсками.1

*********************************************************

Начальник пресс-службы УВД г.Перми подполковник милиции Марина Владимировна Мальцева: ... в Ведено еще до нашего прибытия существовал отряд местного ополчения, громко именовавший себя веденским ОМОНом... Он не имел официального статуса: ополчение создалось стихийно, когда в рядах боевиков царили разброд и шатание. Основная масса ополченцев в недавнем прошлом были бандитами. Действительно ли они изменили свое отношение к происходившему тогда в Чечне либо таким образом затаились, "законсперировались" - понять было трудно. Некоторые из них однозначно были с нами - те, кто по приговору шариатского суда был заочно осужден к самым суровым мерам наказания, вплоть до смертной казни, за сотрудничесто с федеральной властью в период окончания первой и начала второй чеченской кампаний. Они, понимая, что им не избежать участи быть казненными, если в Ведено вновь придет власть Басаева, Хаттаба и их банд, объединились вокруг известной личности - Супьяна Тарамова. Крупный бизнесмен, он давно имел свое дело в Москве и у себя на родине хотел нормальной жизни, в ладу с федеральной властью. Это было и в интересах его семьи, и в интересах его немалого бизнеса. Супьян лично защищал Ведено ст своими сторонниками оэт наступления бандформирований еще в те дни, когда было непонятно, на чью сторону склонятся весы: бандитов или федералов.

Но были в рядах веденского ОМОНа и те, кто все еще сомневался либо откровенно был в противоположном лагере. Только проверка временем могла показать их реальные настроения.2

Замначальника штаба - начальник дежурной части Веденского временного отдела внутренних дел майор милиции Владимир Валентинович Порт (сводный отряд УВД Пермской области):

18 февраля 2000 года.

Наконец втягиваемся в Ведено. [...] Встречает местное ополчение. Все в камуфляже, на головах зеленые береты. Наши автоматы, "мухи", пулеметы. Смотрят косо, не рады. Взаимно.

24 февраля 2000 года.

Ведено сильно разрушено. Рядом с рынком комендатура местного ополчения, болтается зеленый флаг. Захотели на его фоне сфотографироваться. Тут же из ворот выползло больше десятка ополченцев, глядят на нас злобно.3

М.В.Мальцева: Утро 3 марта. В девять часов утра мы с корреспондентами из Перми были готовы к выезду: в мои обязанности входило обеспечение контактов журналистов, приезжающих в Веденский район, с местным населением. Руководство выделило нам группу охраны и прикрытия. Работалось комфортно: меня сельчане уже знали, при встрече здоровались. Первый визит мы нанесли в отряд ополчения. Их штаб располагался недалеко от крепости. У входа развевался зеленый флаг Ичкерии, рядом находился огромный плац, где ополченцы встали на построение. У всех при себе было оружие: автоматы, "шайтан-трубы" (гранатометы). Начали знакомиться; Михаил с микрофоном, а Борис с видеокамерой, что называется, подметки рвали на ходу - взялись сразу за интервью. В их сети попался командир роты ополчения - молодой, очень красивый парень Беслан.

- У нас пока статус ополчения. Нас пока не легализовали. Сейчас только прорабатывается вопрос нашей дальнейшей участи. Пока мы договорились, что будем совместно с милицией патрулировать. Наша главная задача - не дать боевикам зайти в село. Для этого мы предпринимаем все меры.

Беслан не скрыл от нас, что они идут на переговоры с теми полевыми командирами, кто еще не оставил надежды вернуться в Ведено, - убеждают их не делать этого.

В рядах ополчения оказались и бывшие сотрудники милиции, и те, кто просто взял в руки оружие, чтобы защищать село от нашествия бандитов, и бывшие боевики. По их рассказам, разочаровавшись в политике Басаева, Хаттаба и прочих, они ушли из бандитских групп и примкнули к ополченцам. Этот факт крайне интересен: из перебежчиков лишь единицы прошли процедуру официальных проверок и получили разрешение проживать в селах. Экипировка у них - позавидуешь: у многих были американские камуфляжные костюмы, очень удобные берцы.

Ополченцы охраняли Ведено на четырех блокпостах, сами себя называя веденским ОМОНом. После встречи на базе мы отправились на один из блокпостов, что на въезде в село. Здесь ополченцы досматривали въезжающий в село автотранспорт, проверяли документы пассажиров и водителей. Дежурившие на посту тоже были вооружены. Полушутя-полусерьезно мы спросили их: употребляют ли они спиртное? А они, смеясь, нам в ответ: "Что ж, не мужики мы, что ли? Вот Хаттаб за пьянки палки прописывал - так по шариату положено".2

В.В.Порт:

7 марта 2000 года.

Утром автозак с пленными и небольшим конвоем вышел в Червленую. Доехав до больницы, был остановлен группой ополченцев. На место выехал начальник ОВД с группой усиления, и они тоже были блокированы толпой женщин и вооруженных мужчин. ОМОН у больницы тоже окружены. Ополченцы имеют пулеметы, гранатометы и действуют очень грамотно. Перед собой пускают толпу женщин, сами держат все под прицелом. Обстановка накалилась до предела. Даже случайный выстрел спровоцировал бы настоящую бойню. Всех подняли по тревоге. Заняли позиции у бойниц, на блоках. Начались трудные переговоры... Ополченцы требовали, чтобы пленных и раненых оставили в Ведено и здесь проводили фильтрацию. Раненые взбунтовались, боятся, что их вывезут и расстреляют. Вокруг крепости в развалинах снуют ополченцы. Запросили помощь у морпехов, просили выслать коробочки. Отказали. Комендант уже хотел вызвать авиацию, но от больницы Ганьшин передал, что ситуация контролируемая. После долгих переговоров наша колонна, оставив пленных в больнице под "охраной" ополченцев, вернулась в крепость.

10 марта 2000 года.

Ведено полно вахов, ходят днем, не скрываясь, многие с оружием. Попробуй отличи их от ополченцев. Да и ополченцы такие же боевики.3

М.В.Мальцева: Несмотря на сомнения, на данные спецслужб, нам приходилось выбирать: или работать с ополченцами в одной упряжке, решая общую задачу - не дать боевикам взять власть в свои руки, или отказаться от сотрудничества с этими формированиями. И тогда не исключалась возможность того, что из потенциальных союзников мы получили бы серьезных противников. Отцы-командиры приняли, на мой взгляд, разумное решение: целесообразнее сделать ополченцев хоть какой-то опорой в нашей работе на территории района.

Процедура вручения временных удостоверений народного ополчения состялась 24 марта в Ведено. Восемьдесят одному жителю Ведено и Харачоя, прошедшему первичную проверку, был присвоен этот официальный статус. Командиром роты ополчения утвердили Беслана Загаева - 26-летнего парня из Ведено. Раньше он служил в Российской армии, а теперь должен был стать нашим союзником. Лично я Беслану верила: мне пришлось работать с ним на многих операциях, и я видела, что он честно помогал нашему отделу. Что же касается других, были у меня сомнения в искренности их желания сотрудничать с нами. Но... что делать - приходилось выбирать: худой мир лучше доброй ссоры.

У большинства ополченцев оружие уже имелось. Где и как оно было добыто - тема отдельного разговора. Но не секрет, что достать в Чечне оружие - не самая сложная проблема. Некоторым стоящим в рядах ополченцев в первый день удостоверения не вручались. Комендант Тонкошкуров и начальник отдела полковник Ганьжин (наш Данилыч) объявили, что тем, кто не получил документ, предстоит передать свое оружие тем, кто принят в ряды ополчения. В удостоверении делалась отметка о том, оружие какой модели и серийного номера имеет ополченец. Так приобреталось легитимное право на ношение оружия. Остальные были предупреждены: без удостоверения иметь при себе автомат или что-либо подобное незаконно, и возможны соответствующие санкции.

Не буду называть имя человека, который сказал мне, когда я делала видеозапись: "Всех обязательно снимай. Чтобы потом, если что, знать, кого расстреливать надо". Ничего себе фразочка! Выходит, военные командиры тоже были в сомнении, проводя все эти торжественные мероприятия по легализации ополченцев. М-да, озадачил меня товарищ! Ну что ж, всех так всех. И начала моя видеокамера работу по документированию личностей. Я и сейчас, просматривая записи того времени, нередко думаю: возникла ли необходимость осуществить то, о чем армейский полковник сказал в полушутливой форме? Ведь видеокопию снятых материалов я передала нашим "смежникам"* (* Так мы называли ребят из ФСБ и других силовых структур, работавших вместе с нами на той или иной операции.)

Но вот объявили о начале церемонии. После построения Беслан доложил коменданту о готовности к проведению процедуры.

Полковник Тонкошкуров обратился к присутствующим:

- Товарищи! Сегодня в Ведено создается официально отряд народного ополчения в количестве 81 человека, которые прошли собеседование. Посовещавшись с вашими командирами, которые назначены на должность, мы вручаем вам временные удостоверения, которые позволяют вам носить оружие и выполнять задачи, которые будет определять вам командир и я как комендант Веденского района. Задачи: наведение порядка в населенных пунктах Ведено и Харачой.

Задачи перед ополченцами Тонкошкуров поставил таки - нести боевые дежурства на блокпостах вокруг Ведено и в других населенных пунктах района. Свою лояльность по отношению к российским властям ополченцы, по заявлению коменданта, могли доказать, помогая обеспечить проведение на территории Веденского района выборов президента России. На каждом избирательном участке были определены совместные дежурства наших ребят и ополченцев, которым следовало отправиться туда накануне выборов, 25 марта.

Василий Тонкошкуров зачитал приказ, поясняя его:

- В целях наведения порядка на территории Веденского района и недопущения перемещения незаконных вооруженных формирований на территории района, противодействия подготовке и проведению террористических актов приказываю создать отряды народного ополчения в населенных пунктах Ведео и Харачой в количестве 100 человек. Пока мы отобрали 81 человека, но на этом процесс не окончился. Командиром отряда народного ополчения назначаю Загаева Беслана. Блокпосты для несения службы народным ополчением определить следующие: северная окраина населенного пункта Ведено - это где у нас Октябрьское; направление на поселок Дарго; направление на поселок Харачой, направление на поселок Нефтянка. Дежурства осуществлять совместно с войсками оперативного назначения, которые уже сейчас становятся на блокпосты. Режим дежурства определить такой: для всех блокпостов - круглосуточный, за исключением блокпоста на въезде в поселок Октябрьское, там с 18 часов службу будут нести только федеральные войска. И еще два слова: из состава народного ополчения будут отбираться специалисты для создания в ближайшее время отряда милиции особого назначения Веденского района. Те, кто сегодня не получил удостоверения, продолжают работать. Это - резерв начальника. После соответствующей проверки они также получат временные удостоверения.2

В.В.Порт:

9 апреля 2000 года.

По решению командования в Ведено будет сформирован горно-стрелковый батальон из местных жителей в количестве 748 бойцов. Им дадут 40 единиц техники, бронетехнику, тяжелое вооружение. Мы поражены. Мы разоружали, Ханкала вооружает. Ведь и наших омоновцев били амнистированные боевики. Против кого с таким-то вооружением пойдут эти "чехи", ясно и ежу. Уже прибыли 8 полковников из республиканского военкомата и начали набор. Ну и соседи у нас теперь!

13 апреля 2000 года.

Начали формировать горнострелковый батальон из местных. Уже привезли документы, форму и продукты для них. Колонну для своих чехи пропустили беспрепятственно.

17 апреля 2000 года.

Ну вот и дождались мы на свою голову. Сегодня один из федералов в колонне, идущей на Бекой, застрелил в Ведено местного "чеха". Колонну сразу блокировали местные теми машинами, которые вчера передали им. Вооружены они лучше нас. Все с "Мухами", 17 АГСов, "шмели", и хрен знает чего только у них нет. [...]

Выехала следственно-оперативная группа, нашли гильзу. Колонну развернули, и она подошла к нашей крепости. Сразу отсюда стянулся весь "батальон" "чехов" - человек 500 - 600 и еще ополчение. Все в новом камуфляже и с оружием. Гранаты вставлены в гранатометы, на машинах установлены станковые пулеметы. "Чехи" построились буквой Г возле нашего КПП, шумят, галдят, настроены более чем враждебно.

Оказывается, застрелили 16-летнего мальчишку Салатханова Аюба Мовлидовича. Какой урод это сделать, предстоит выяснить нам. Работают сразу две СОГ (следственно-оперативныеигруппы.-Ред), осматривают машины, оружие, допрашивают свидетелей и срлдат. "Чехи" грозят ворваться на территорию ВОВД и требуют выдать убийцу на свой самосуд. Введена готовность N1, все в брониках, касках, заняли оборону.

Переговоры с авторитетами, командованием "батальона", старейшинами, ничего не дают. Близится вечер, но вахи не расходятся. Подошли толпы женщин и детей. Обстановка накалена до предела. Выхожу с комендантом и нач. РОВД за ворота. Стали вновь уговаривать толпу разойтись - впустую. Солдаты из прибывшей колонны измотаны до предела, грязные, оборванные. От усталости попадали на еще теплый бетон, привалились к стене дежурки и спят. [...]

18 апреля 2000 года.

Ночь прошла относительно спокойно. "Чехи" немного успокоились, а троих подозреваемых мы от греха подальше отправили в Моздок на вертушке.3

М.В.Мальцева: Только мы вернулись в крепость, как произошло событие, которое чуть не привело к непоправимым последствиям. С таким трудом налаженный мир в Ведено мог рухнуть в одночасье. По селу проходила колонна федеральных войск. Из одной мсшины кто-то выстрелил по 17-летнему пацану - тот скончался на месте. Местные жители такого не прощают: противостояние стало очевидным. Колонну тут же окружили, нашу крепость тоже - казалось, все Ведено собралось здесь в считанные минуты. Народ кричал, требовал выдачи убийцы, а федералы перебрались к нам в крепость. Ситуация взрывоопасная,ничего не скажешь.

Ребята из ФСБ попросили меня сделать скрытую видеосъемку происходящего. Я забралась на крышу разбитого здания и оттуда начала снимать. За территорию крепости мне сначала выхтд ть не разрешили, но потом, поняв, что с крыши угол обзора невелик, выпустили меня за ворота. Да, такого еще у нас не было... Жители села ощетинились, даже намека на желание мирно решить вопрос не наблюдалось. Наши командиры, представители прокуратуры и ФСБ вышли навстречу веденцам. Нашлись среди сельчан все же более разумные, согласились вступить с нами в переговоры. Требовали одного: выдать убийцу.

Переговоры шли долго. В конце концов удалось договориться: народ не будет требовать возмездия, если подозреваемого задержат и передадут в руки правосудия. Это были очень трудные минуты. Мы понимали, что федерал, мягко говоря скотина: прошелся мимоходом по селу, выстрелил, убил - и был таков. А каково нам? Мы каждый день ищем новые ниточки, которые бы связали нас с веденцами и помогли разговаривать не на языке оружия и силы, а на языке доверительного общения.

Виновного нашли. Выстрел был произведен из винтореза патроном калибра 9 мм, поэтому вычислить стрелявшего оказалось несложно. Он долго и не отпирался, а выходку свою объяснил тем, что увидел, как парень, подняв палец на руке, показал его в сторону федералов. Ну и сволочь ты, парень в российской военной форме! Да мы каждый день это видели и терпели. Что ж теперь, на каждом столбе вешать их, этих недоразвитых пацанов? Не они виноваты, что такими выросли, - время волчье. И мы злились, когда мальчишки пальцы показывали или рукой мо горлу провтд ли, демонстрируя, как нас резать будут. Но, блин горелый, мы же взрослые люди, а они - дети. Без сожаления помогла бы такого вояку за решетку упрятать. Самое трагичное, то не обычные это федералы были - спецподразлеление. Да как же с такими нервами этого козлс туда взяли? Доставил он нсм геморрой, да еще какой.

Харон кричал: "Мои ребята перебьют этих федералов!" Мы утащили командира ополчения к себе на базу, стали поить его водкой, лишь бы успокоился. Я была на его стороне. Наше командование, видимо, осознало серьезность ситуации: всю ночь работали минометы, напоминая, что армии здесь много и чеченцам стоит опасаться необдуманных действий. Ночь прошла без осложнений. Федерала того отправили на "вертушке" из Ведено подальше - то ли в Моздок, то ли в Гудермес, то ли еще куда. Надеюсь, он получил свое за совершенное.2

В.В.Порт:

20 апреля 2000 года.

Вечером ходили смотреть, как в ущелье пристреливали "Утесы". Страшная вещь. Прошивает кирпичные стены навылет, так же и бронетехнику. А ведь это пулемет со снайперским прицелом. Так вот 17 таких штук хотели передать местному "батальону", да еще АГС. Трошев распорядился тяжелое вооружение им не выдавать, что мы с большим удовольствием и сделали.

23 апреля 2000 года.

Сегодня чеченский батальон должен был принимать присягу, но Квашнин (начальник Генштаба Вооруженных сил РФ.-Ред.) не прилетел. Был только Бабичев (военный комендант Чечни.-Ред.)3

В.В.Мальцева: ...приехал комендант Чечни Бабичев. Он представил нам нового коменданта: вместо Тонкошкурова к нам прибыл полковник Иван Васильев. Честно выскажу свое мнение: настоящий придурок. Всяких мы видели, но такого нам впервые подогнали. Это даже трудно объяснить, но в одном слове об этом человеке я сказала все, что хотела сказать. И больше о нем вспоминать не буду. Нет, еще два слова. Поначалу мужик, проявив доброту и чуткость к нуждам пресс-секретаря ведеской милиции, выдал мне для пользования телевизор и видеомагнитофон. А спустя некоторое время вдруг от него пр шли посыльные и забрали все, сказали лишь: таков приказ коменданта. Да и хрен с ним, больше не буду на воспоминания об этом полковнике тратить время и силы.

Бабичев собрал ополченцев, объявил им уже официально о создании горно-стрелкового батальона, построил, и те приняли присягу. Как сказал герой одного фильма: "Сомневаюсь я". Вот и я очень уж сомневалась, что нужно было этот батальон создавать и вооружать лучше, чем были вооружены мы. По крайней мере, с последнего дня нашей командировки минуло уже пять лет, а по-прежнему службу в Ведено тащат пермские милиционеры. И для чего тогда нужен был этот батальон? Чтобы у боевиков резервы пополнить, что ли? Не одна я так думала, но не дано нам было приказы отменять. Обсуждали, осуждали про себя - и на этом наши права заканчивались.2

В.В.Порт:

24 апреля 2000 года.

Прилетал генерал-лейтенант Бабичев [...] Также и в самом Ведено он отдал приказ расположить все пять рот чеченского горного батальона вокруг нашего ВОВД, выдать им тяжелое вооружение, в том числе "Утесы". Надо побыстрей отсюда ноги уносить, или будет полная труба.[...]

Бабичев объявил еще о снятии с должности коменданта района полковника Тонкошкурова и о назначении полковника Васильева комендантом зоны безопасности. Этого героя мы знали по прошлому прилету. Тогда он сказал, что оружие "чехам" нужно выдать обязательно для того, чтобы спровоцировать конфликт и уже тогда смело стереть с лица земли все Ведено. На наш вопрос - а что же тогда будет с нами? - он спокойно ответил: "На войне без потерь не бывает". Вот и поменяли шило на мыло.

26 апреля 2000 года.

По приказу военного командования все тяжелое вооружение мы должны передать чеченскому батальону. Это же прямое предательство. Все бойцы этого батальона нас просто ненавидят и только ждут случая, чтоб напасть на расположение. В батальоне никакой организации службы. Хоть и приняли они присягу и формально считаются контрактниками, все живут дома с оружием и, по оперативным данным, занимаются провокациями.3

В.В.Мальцева: 26 апреля. Вновь прилетел Бабичев. Наши сопровождали его во время " вояжа" по Ведено. [...] Я снимала сход, в паузах общаясь с некоторыми из батальона горных стрелков. Здесь появилось много новых лиц, с ними мне не приходилось никуда выезжать, работать на совместных операциях. Кто они, откуда, каким ветром занесло их в батальон?

[...]

Тем временем Иван Бабичев продолжал держать речь перед сходом:

- ...Хочу поговорить с вами о соблюдении законности и недопущении беззакония. Хочу, чтоб в вашем районе не было никаких эксцессов. Что планируем мы здесь, в Веденском районе? Я считаю, что в районе у коменданта достаточно сил и средств: есть временный отдел внутренних дел, есть комендантская рота. Теперь еще батальон из жителей Чеченской республики сформирован. Сейчас батальон будет обучаться. Его задача - обеспечить вам мирную жизнь и спокойствие. Кроме того, мы приступим к формированию чеченской милиции. Сейчас она будет называться отрядом патрульно-постовой службы, в будушем из него будет формироваться отдел внутренних дел на постоянной основе. 12-14 мая пройдет аттестационная комиссия по каждому бойцу этого отряда. С 14 по 19 мая мы определимся со сроками: бойцы примут здесь,перед вами, присягу на верность закону и на верность народу, получат форму, оружие, документы и начнут нести службу по поддержанию порядка в Ведено и Веденском районе. Задача коменданта - обеспечить, чтобы здесь не было никакой стрельбы. [...]

Сладко пел Бабичев. Только одно непонятно мне, глупому подпрлковнику: что же тогда наши парни до сих пор там служат? Где же местная милиция, которая должна была уже в 2000 году сформироваться на постоянной основе? Почему пермские мужики который год посменно с Самарой наводят там порядок?2

ИСТОЧНИКИ

1. Б.Джерелиевский. "Когда растает снег"./"Солдат удачи" N1[64]2000,стр.7-8.

2.М.Мальцева. Птичка раненая:Война в Чечне глазами женщины.;Пермь:Перм.кн.изд-во,2005.-200с.+цв.вкл.16с. Стр. 88, 55-56, 88-90, 138-139, 154, 163-164.

3. "На чеченском фронте без перемен. Военный дневник майора милиции Владимира Порта./Газета "Комсомольская правда", апрель 2001 г. http://www.warchechnya.ru/BOOK_ONLINE/na_chechenskom_fronte_bez_peremen1.txt

Литература

Ничего не пишу о поступающих в мою библиотеку книгах, полагаю это надо исправить. Впрочем, литература о чеченской войне небогата, и скажем откровенно, попросту скудна. А если что и появляется в печати, то небольшим тиражом и целевым назначением: преподносится в дар ветеранам боевых действий, членам семей погибших, в военные и суворовские училища и проч. В продажу такая книга не поступит, и для исследователя останется неизвестной! Тем не менее, моя библиотека пополняется, и можно сказать, при приобретении книг мне везёт. Немалую роль в этом везении играет букинистический сайт http://alib.ru Что бы я без него делал...

Итак, вот две свежепоступившие книги.


IMG_20170722_165303_133.jpg

Мальцева М.В. Птичка раненая: Война в Чечне глазами женщины.- Пермь:Перм.кн.изд-во 2005.-200 с.+ цв.вкл. 16 с.

"Книга рассказывает о событиях 2000 года, случившихся за три месяца командировки пермских милиционеров. Хроника пребывания пермяков на чеченской земле воссоздана на основе дневниковых записей автора. Те непростые, а подчас и страшные дни осмыслены как испытание долгом и болью потерь, которое должен был выдержать каждый, кто прошел адовы круги Чечни.

Описывая то, что довелось видеть и пережить, автор подчеркивает: "Каждый всегда прав по-своему. Мои рассуждения - это мои рассуждения, мои мысли, моя боль, если хотите, моя беда. Не настаиваю на том, чтобы каждый, кто возьмет в руки эту книгу и начнет ее читать, во всем согласится со мной. Этого и не должно быть, ведь женщина на все смотрит иначе, чем мужчина. И тем более - на войну".

IMG_20170720_011123_411.jpg

Автор книги, подполковник милиции в отставке Марина Владимировна Мальцева, известна исследователям войны в Чечне своим фильмом о гибели пермского ОМОНа "Братишки, не молчите..."

https://www.youtube/watch?v=SPtRFkg7XYY

У фильма три премии, одна из них - гран-при международного фестиваля. Первый гран-при фильм получил на фестивале "Щит и меч", второй - на евразийском международном телефоруме,третий - на Екатеринбургском конкурсе документальных фильмов "Человек и война". М.В.Мальцева в 2000 году являлась начальником пресс-службы городского управления внутренних дел Перми. В 2001 году вышла в отставку, работала начальником пресс-службы Администрации г.Перми, затем руководила пресс-службой городской Думы. Последняя занимаемая должность - советник Главы города, руководитель call-центра.

Malceva.jpg

Презентация книги состоялась 3 марта 2005 в актовом зале "Пермского книжного издательства". Судьба книги такая же, как я указал выше: 1000 экземпляров книги не поступили в свободную продажу, и были розданы выжившим участникам той командировки, семьям и друзьям погибших.

Отрывки из книги:


"<...> Разделившись группами мы приступили к работе. Пройдя несколько десятков метров по дороге вперед, мы увидели тела ребят. С нами были омоновцы из Перми и Березников, они помогали опознавать погибших. Первым было обнаружено тело Миши Ломакина из Березников. Рядом с ним лежал Вася Коньшин - наш пермский омоновец со стажем. На дороге стоял сожженный "Урал", около которого находилось еще несколько тел. Порядок нашей работы заключался в том, что осматривать все приходилось последовательно. Поэтому с дороги мы поднялись на сопку, на которой стояла какая-то хибара.

В "предбаннике" обнаружили командира березниковского ОМОНа Валентина Симонова. Он лежал на животе, и мы опасались, что к телу могла быть прилажена растяжка или граната. Пришлось мужикам проверять, сдергивать тело с места "кошкой" - все оказалось чисто.

Сняв увиденное на сопке, я и Роман Рыжков продолжили осмотр возле "Урала". Машина была сильно обожжена, даже резина на колесах сгорела. Прямо под бампером лежало обгоревшее тело. На безымянном пальце левой руки блестело тонкое кольцо. Рядом валялись червонцы - десятирублевые купюры, а также трояки старого, еще советского образца. Ребята предположили, что это был Слава Морозов - именно он управлял " Уралом" в тот день. Неподалеку лежали фельдшер из пермского ОМОНа Женя Туровский и Сергей Собянин из Березников (как выяснилось позже, Сергея сюда принесли с сопки: убили его там). Еще одно тело - похоже, Юрия Пермякова из Березников. Сразу опознать было трудно: убитый лежал лицом вниз, и только по фигуре ребята предположили, что это он. Различать некоторых помогала и форма: у парней из Березников были черные свитера с надписью "ОМОН" большими буквами на спине.

А вот совсем мальчишка - контрактник из комендатуры. Роман просит меня описать его подробнее, и я монотонным голосом перечисляю одежду - до мельчайших деталей, чтобы потом было легче работать. Мы нашли еще тела, которые сразу опознать не смогли: у кого лица видно не было, кого не вспомнили, потому что парень был из приданных сил. Ребят оттуда мы не всех знали по имени-фамилии, поэтому описывали их по приметам, по одежде, по каким-то характерным особенностям... Вот Юра Кузнецов и Олег Давыдов, чуть подальше - Андрей Зырянов. Не стану описывать характер ранений ребят - думаю, достаточно того, что это есть в протоколе осмотра места происшествия и в заключениях экспертов.

На пригорке обнаружили тело Александра Зюзюкина. Поодаль лежал Алексей Рыжиков. Вот Владимир Окулов, кажется, из Чайковского... Алик Метгулиев - сапер из пермского ОМОНа - сначала был ранен: видно, что ему оказывалась медицинская помощь - то ли ребята позаботились, то ли сам себе помог. Раненый, Алик продолжал бой и был убит. Еще один погибший - Саша Первушин из Чердыни. На сопке в углублении нашли тело березниковца Евгения Толстякова, а в таком же углублении поблизости - парня-контрактника. Тот тоже сначала был ранен - на ноге самодельный жгут, а потом убит выстрелом в голову. Виталий Ефанов из Красновишерска совсем недавно передавал привет родным через мою видеокамеру, а теперь... лежал навзничь, большой, широко раскинув руки. Его ноги были перетянуты жгутами - видимо, Виталий получил осколочные ранения. Он погиб, как и лежавший рядом контрактник из комендатуры. У того правое бедро и левая кисть была перебинтованы - уже потом парень получил смертельное ранение...

Рядом с Валерием Мунтяном из Березников мы нашли фотографию: комната, на ковре - огромный синий мишка с красным бантиком, он будто обнимает малыша, который сидит перед ним. На обороте снимка написано: "9 месяцев". Я поняла, что это ребенок Валеры. Дальше, на склоне - опять тела. Вот лежат еще березниковцы. Володя Емшанов, как и Виталик Ефанов, лежал, раскинув руки, как будто спал. В траве не сразу замечаем камуфляж и зеленую бандану Вадика Пушкарева. Рядом лежит Альберт Кананович.

Я делаю панорамную съемку места трагедии: дорога внизу, справа по ходу движения от Ведено - сопка, на ней хибара. Слева на сопке - поляны, перемежаемые деревьями и впадинами; стог сена. В одной из впадин мы обнаружили что-то похожее на дот; возможно, он остался с первой чеченской войны. Металлические смотровые щели проржавели, трава проросла - сразу и не увидишь, что это творение рук человеческих. На этом укреплении мы нашли календарик на 2000 год с описанием деятельности отдела вневедомственной охраны города Березники. Значит, кто-то из наших здесь пытался укрыться или выбрал эту точку для ведения ответного огня... И всюду мы находили вещи ребят: ножи, фляжки, личные жетоны, иконки, магазины от автоматов. О том, что бой был мощный, свидетельствовало огромное количество валявшихся гильз, тубусов от "Мух" и "Шмелей" (одноразовые гранатометы), лент от пулемета "ПК".

Закончив осмотр на сопке, мы вновь спустились на дорогу. Прошли вперед, до подбитого БТРа - он стоял метрах в семидесяти от хибары. В его силовой отсек попал кумулятивный снаряд. Фиксируем бортовой номер машины: 363. Недалеко от БТРа, по другую сторону дороги, мы обнаружили тело военнослужащего из комендатуры. Пуля прошла навылет через горло, поврежден череп, часть правого уха отрезана и лежала рядом с телом. На этой же стороне, в кювете и выше, нашли тела парней-контрактников. У одного из них в рот была вставлена иконка-складень с надписью "Спаси и сохрани". На правом бедре этого парня был наложен жгут (видимо, получил ранение в ногу), а на лице в лобной части - огромный кровоподтек: контрактник погиб от пулевого ранения в затылок.

Одна из работавших с нами групп обнаружила на дереве в глубине, слева от дороги, метку. Не знаю, как они заподозрили, что здесь может быть захоронение, но, подкопнув свежую насыпь земли, они действительно нашли тело боевика - таджика или араба по национальности. На нем был натовский камуфляж: куртка и брюки. Тело мы забрали в надежде на то, что, может, удастся потом обменять на кого-нибудь из наших ребят.

Обнаружили контрактника Андрея Карпушина: фамилию и имя мы увидели на тыльной стороне его бушлата. Комментарий экспертов: у контрактников на вооружении были автоматы калибра 5,45; парень же убит пулей калибра 7,62, причем сзади - видимо, нагнали. Кажется, именно он, сидя на БТРе, до последней минуты прикрывал ребят, отходивших с дороги, а сам спрыгнул с брони, когда уже был обречен...

Когда одно из тел "кошкой" сдвигали с места, раздался взрыв - под парнишкой оказалась граната. Трудно сказать, была ли она заложена умышленно или боец погиб, не успев ее броситт, а сорванную чеку прижало упавшим телом.

Натыкаемся на ЗИЛ, тоже обугленный до остова: выгорело все, что может гореть. Кажется, он подбит из гранатомета. Делаем привязку расположения машины к местности, быстрое описание - подробнее не успевали. Скоро стемнеет, а нам еще предстоит собирать тела ребят и ехать до крепости. Поэтому мы с Романом прервали осмотр ЗИЛа. Моя видеокамера снимала уже не для протокола, а для памяти: живые бережно клали на носилки погибших и относили их в машину.

Дорога домой, то есть в крепость, оказалась короче и легче, хотя ополченцы нас предупредили, чтобы мы были осторожны: "духи" могли устроить засаду и нам. <...>"

"Начальнику пресс-центра МВД РФ
полковнику О.Аксенову

Объяснение

Поясняю по поводу заданных мне вопросов следующее. 31 марта и 1 апреля 2000 года я работала на месте происшествия возле села Джаней-Ведено. Как сотрудник пресс-службы я осуществляла видеозапись и фотосъемку. Впоследствии представители прокуратуры изъяли у меня кассету по постановлению о производстве выемки. В качестве специалиста работники прокуратуры меня не задействовали. Именно поэтому я сочла возможным подготовить видеоряд для СМИ. Кассету я передала 3 апреля в Ханкале корреспонденту НТВ. Предварительно свои действия я согласовала с начальником ВОВД полковником Ю.Д.Ганьжиным. О наличии ШТ от 17 марта 2000 года за подписью И.И.Голубева я узнала лишь 4 апреля в пресс-ценре в Моздоке. В противном случае я не стала бы нарушать требования ШТ и кассету никому бы передавать не стала. Еще уточню: копии с кассеты, переданной прокуратуре, я, кроме того, сделала для МВД РФ, а также для УВД Чечни, для полковника Аренина. Хочу дополнить: господа из ОБСЕ, ПАСЕ, а также Ковалев обвиняют Россию в жестокости и нарушении прав человека по отношению к гражданам Чечни. Однако милиция России, выполняющая свои задачи в Чеченской Республике, призвана налаживать мирную жизнь, всемерно помогать гражданам. Мой видеоряд наглядно подтверждает, что боевики преследуют обратную цель - сорвать процесс налаживания мирной жизни. Именно они жестоки и беспощадны. Поэтому я и передала в СМИ свой фрагмент записи, чтобы журналисты помогли донести правду до общественности. Лично я считаю, что ничего дискредитирующего сотрудников милиции в моей видеозаписи нет. Погибшие ребята воевали честно и до конца.

Подполковник милиции М.Мальцева"

********************************************************************************

IMG_20170722_165141_913.jpg

IMG_20170722_165203_995.jpg

Очень интересные дневниковые записи и заметки времён командировки в Чечню в апреле - июне 1995 года подполковника морской пехоты Северного флота Варукова Василия Федоровича изданы в мягкой обложке на отличной мелованой бумаге, и полностью без выходных данных (!) - неизвестно ни издательство, ни город, где книга вышла из печати, ни год появления на свет. Впрочем, не раньше 2010-го, поскольку на последней странице есть посвящение автора:

IMG_20170722_165221_717.jpg

"20.5.95 г.
Попала в засаду разведгруппа от 3 рмп. Ранены: командир отделения сержант Долидзе, старший лейтенант Селиванов Юрий Львович (место засады - 1200 м от МТФ южнее Шали, отдельный куст, зеленка). Разведгруппа расстреляна на наших глазах, прямо перед передним краем, при возвращении домой, шли уже расслабленные и уставшие. После расстрела в упор разведгруппы, чеченцы одиночными выстреламм обстреляли позиции 2 роты и исчезли в посадке, увидев выезжающий из укрытия БТР. Кравцов (командир роты) выкатил из укрытия БТР, обстрелял из КПВТ зеленку, забрал раненных и на нем же срочно отправил их в лазарет. Вкололи им промедол, но Селиванов совсем без сознания, а его автомат разбит в хлам. Рота палила в зеленку из АГС-17, и всего, что было в руках, но это бесполезное дело. Местные отлично знают район и все тропы на ощупь."

"Гибель доктора. В связи с гибелью раненных у соседей (балтийцев), из-за невозможности их своевременной эвакуации, нам придан санитарный гусеничный тягач и капитан медслужбы, тихоокеанец. В конце мая 1995 года, в предгорье, пути наши пересеклись. При выводе группы раненых подразделения Кравцова, в широченной пойме реки Басс, к нам с грохотом на всю округу подъехал тягач (МТЛБ) с красным крестом на борту. Механик в каске на голове хищно выглядывал из люка. "Слышишь, дядя, это ты улыбаешься или у тебя строение черепа такое?" - подковырнул я его, когда он заглушил машину.

Грохот гусениц как мух на мёд привлек со всей округи боевиков. По крутому берегу реки, у них кучками были замаскированы разовые гранатометы - бери, расстреливай и беги к другому схрону. Машина через час была расстреляна в упор - по красному кресту, по борту. Доктору перебило пулеметом обе ноги, механик и санитар контуженные выбрались к своим. Посланная группа (прапорщика С.Коробка) никого не обнаружила. Через двое суток, по запаху тлена, тело доктора обнаружено в кустах под берегом. Он перетянул обе ноги жгутом, использовал весь промедол (сделав себе уколы в обе ноги) и спрятался под берегом - ждал-не дождался помощи. Какое-то время еще он был жив - сказать трудно, дай бог, если умер сразу, не мучаясь. В Ханкале при выводе сослуживцы в кровь разбили лицо Коробке, еле удалост предотвратить расправу. Можно ли было спасти раненного доктора - вопрос этот останется как укор нам на всю оставшуюся жизнь. Земля тебе пухом и царство тебе небесное светлый ты человек, положивший жизнь за други своя!"

"Знамя над Ведено. Водружение российского флага (в честь взятия Ведено) на здании автовокзала у центрального рынка этого райцентра, больше походило на банальный фарс. Присутствовали командующий федеральной группировкой в Чечне генерал-армии Куликов А. и глава чеченской Администрации Саламбек Хаджиев. В Веденском районе выборы главы Администрации Чечни не проводились вообще, и С.Хаджиев это хорошо чувствовал, судя по его поведению.

Знамя водружали трое солдат - от ВДВ, от морской пехоты и мотострелок, о чем сделана фотография в "Красную звезду". Какая-то мама солдата, пропавшего здесь без вести, искавшая его в этих местах, бросилась к генералу Куликову со своим горем (картина не из радостных).

Через неделю "Знамя Победы" бесследно исчезло, и никто не пытался даже вспомнить о его существовании.<...>"

Грозный 1995. Фотографии Грозненцев.

Оригинал взят у chet_nik в Грозный 1995. Фотографии Грозненцев.
Сразу после выхода из подвала.
Автор А. Бублик.
Намерено не стал наносить копирайт, надеясь на Ваше понимание - указывайте автора... А. Бублик

Ранее не публиковались...

- вторая школа (Грозный СШ №2).
- центральный рынок Грозного (Грозный, центральный рынок).
церковь архангела Михаила. Грозный.
- Дом, Грозный.
- Дом печати, Грозный.
- дом правительства, Грозный.
- дом за мостом. Грозный.
- "чеченский гастроном" Грозный.
- "Чеховка", вид сзади...
- танк, Грозный, 1995...
- Грозный 1995, центр.
- развалины дома, 1995 Грозный
- дворец пионеров, Грозный, 1995.
  - первая школа города Грозного ( Грозный СШ №1).
- Грозный 1995 центр.
- Грозный 1995 центр.
- кинотеатр КОСМОС Грозный 1995
- КАГИЗ Грозный 1995.
- кинотеатр КОСМОС Грозный 1995
- "Свечка" Грозный 1995 16 этажка.
- на площади, Грозный 1995.
- Грозный 1995 Нефтяной институт, корпуса "А" и "С".
- Грозный, ул. Первомайская, 1995.
- "Президентский дворец" Грозный 1995.
  - спутник, Грозный 1995.
- улица Грозного 1995

Видеорецензия на "Чистилище".

В глубинах Сети нашёл рецензию на "Чистилище" Невзорова. Сделано добротно, вполне приличный подбор документального видеоряда, перемежающегося с отрывками из фильма, чувствуется автор рецензии внимательно ознакомился с наличествующими фактами о грозненском штурме зимой 1994-95 годов.

https://www.youtube.com/watch?v=76hQdfjtkoU

Делать какие-либо свои замечания (что называется "объективные замечания, отражающие субъективное мнение") к просмотренному я не считаю нужным - автор снял ролик руководствуясь авторским планом, и это, что называется, получилось. Потому может смело отвечать: " А я этого не хотел,и потому не счёл нужным об этом говорить" - и будет прав.

Прорыв чеченских боевиков из Грозного 31.01-1.02.2000 года. Часть вторая.

"Это был просто первый зримый для всех успех, который и раскрутили в выгодном свете. Дальше вступил в действие пересказ официальной легенды с установленным знаменателем. Как и позже с прорывом боевиков через 6 роту. Правдой уже не перебить эти легенды - да и незачем".
(Из интернет-общения. Нечто вроде эпиграфа.)

Я совершенно не согласен с подобным утвержденим! Возможно, и даже скорее всего, общие усилия всех, кто так или иначе занимается темой чеченской войны, приведут к нулевому результату - государству выгодна абсолютная амнезия о чеченской войне, а если и вспоминать от случая к случаю, то только "высочайше разрешенные" байки, вроде упомянутого "подвига 6-й роты", последнего и решительного удара по боевикам в августе 96-го в Грозном, тысяч иностранных наёмников на территории республики и прочее, и прочего, и прочее... Но даже не имея перспектив одержать верх, всё равно обязаны изучать факты, собирать свидетельства, пытаться донести изученное до читателей. Мы не имеем права прекращать работу!

********************************************************************************

Из описания боя: И в ночь с 29 на 30 января основные силы боевиков, среди которых были практически все полевые командиры - Шамиль Басаев, Турпал-али Атгериев, Хункар-паша Исрапилов, Асланбек Большой, по некоторым сведениям, Руслан Гелаев, Ахмед Закаев и Арби Бараев, - пошли на прорыв. Командование федеральных войск, чтобы поторопить "исход" боевиков из города нанесли по нему массированный удар авиацией и артиллерией. В это время минные поля, которые полностью закрывали коридор, уже привели в боевое положение...1

Про участие в основном прорыве Ш.Басаева, надеюсь, помните? Что ж, приходится приводить и официальную информацию, точное определение которой - "немыслимое враньё".

Полковник ГРУ А.Мусиенко: Никакого огневого воздействия со стороны федеральных войск не было (в данном случае имеется в виду огневое воздействие по первой группе - группе Ш.Басаева, выходившей из города). Не было даже и наблюдения за этим участком, поскольку три подрыва подряд не привлекли никакого внимания.

<…>

Основная группировка "духов", состоящая из 4-5 тысяч человек, выходила в ночь с 30 на 31 января 2000 г. Все тяжелое оружие и боеприпасы боевики заложили в Грозном. Туда же была сложена униформа, в которой они вели бои. Выходили они почти безоружные. Подавляющее большинство было одето в новенькие спортивные костюмы и чистую "гражданку". Шли в стык между 15-м и 752-м полком.2

Начальник артиллерии 276-го мсп подполковник Б.Г.Цеханович: Ночь с 31 января на 1 февраля началась во взводном опорном пункте как обычно. Наблюдатели, проинструктированные командиром взвода, добросовестно вглядывались в темноту, разрываемую раз в пятнадцать минут осветительным снарядом. Пытались вслушиваться в темноту, но периодически заводились БМП, танк и УРАЛ с установленным на них ЗУ-23-2У, для подзарядки АКБ и ничего не было слышно. А в это время боевики уже втягивались в стык между полками. Когда высоко в небе вспыхивал осветительный снаряд, боевики ложились на землю и смешивались с местностью. Как только свет гас, они подымались и шли вперёд.3

А.Мусиенко: Специально их (боевиков) никто не ждал, но обнаружить такую толпу было не трудно. Пехота открыла огонь. Пытаясь уклониться от него, боевики нарвались на минное поле. Началась паника, но, используя тактику людских волн, "духам" удалось преодолеть минное поле и выйти на берег Сунжи. Путь у них был только один - вперед, вдоль берега. Сзади лежали горы трупов их же товарищей, и долбили пулеметы российской пехоты. Добавляли огоньку автоматические гранатометы. Под огнем и напором идущих сзади часть боевиков была сброшена в реку. Пытавшиеся достичь противоположного берега в неглубокой, но бурной Сунже тонули десятками.

<...> Молчавший до этого эфир взорвался множеством истеричных воплей. Полевые командиры докладывали об утонувших, погибших и просто обмороженных. Гелаев (позывной Ангел) верещал в эфир: "Я вышел в поле! Со мной тридцать человек! Все обморожены! Куда идти, мы не знаем. Впереди меня первое* (* "Духи" для закрытия информации давали номера населенным пунктам в действовавшем коридоре. Первое село - это Алхан-Кала) село. Часть моих людей осталась там. Они не смогли пройти".

Басаев вышел с ним на связь и успокоил, предложив в дальнейшем действовать по ранее разработанному плану. 2

Б.Г.Цеханович: Уже начали подрываться первые боевики, но наблюдатели не слышали слабых звуков взрывов мин ПФМ. В 22:30 к командиру взвода старшему лейтенанту Александру П. в землянку зашёл наблюдатель и доложил, что большое количество боевиков двигаются по полю в сторону Алхан-Кала. Командир взвода и командир роты выскочили в траншею и в ночной прицел стали вглядыватьтся в темноту. В зелёном цвете ночника поле на большом пространстве как будто шевелилось от множества боевиков. Боевики пока находились на участке первого минного поля. Они были совсем близко: в трёхстаъ-четырёхстах метров от позиции взвода. Первыми открыли огонь мотострелки: командир взвода несколькими очередями трассеров указал - куда надо стрелять. Через несколтко минут открыл огонь и расчёт зенитной установки и танк. А ещё через несколько минут огонь миномётной батареи и второго дивизиона первым же огневым налётом нанёс поражение боевикам. Сразу же о боевиках было сообщено командиру батальона и полка. Командир полка подполковник Андрей У. поднял по тревоге командный пункт полка, взял с собой танк, взвод разведчиков и КШМ с роты связи убыл на участок прорыва. Перед убытием командир полка приказал отправить во взводный опорный пункт с первого батальона один мотострелковый взвод, три автоматических гранатомёта АГС и 23мм зенитные расчёты. Конечно, найдутся скептики и зададут вопрос: почему командир полка в такой момент отправил на помощь так мало сил? Отвечу сразу. Взводный опорный пункт на участке прорыва мог принять максимум восемьдесят человек и несколько единиц вооружения. Можно было пригнать на помощь и сто, и двести человек, но тогда их нужно было бы располагать ярусами друг за другом, что в темноте и неизбежной неразберихе привело к гибели своих людей, от огня своего же оружия.

Когда командир полка прибыл во взвод, в передней траншее уже находился командир третьего батальона подполковник С. начальник штаба батальона майор К. и командир третьей миномётной батареи капитан К. Все они наравне с солдатами вели огонь по боевикам. В свете ракет и осветительных снарядов хорошо было видно подрывы боевиков на минах. Подрывался впереди идущий, падал - прямо по нему пробегал следующий. Через несколько шагов и он подрывался и уже по его телу бежал следующий смертник. Запас осветительных ракет кончился быстро. Лишь каждый второй осветительный снаряд освещал местность, другие падали на землю из-за нераскрывшихся парашютов. Танкисты, в промежутках между осветительными снарядами, на короткое время освещали боевиков прожекторами и били туда снарядами, туда же били и остальные. В какой-то момент боя боевики поняли: что, не уничтожив взводный опорный пункт им не прорваться. Около трёхсот боевиков, по чьей-то команде развернулись и в темноте ринулист в атаку. Но были замечены. Командир зенитной батареи капитан Х. сам сел за прицел зенитной установки, развернул её и начал поливать огнём наступавших блевиков. Солдаты с трудом успевали подтаскивать короба с боеприпасами, стволы нагревались до опасных пределов. Казалось что боевиков невозможно остановить, но атака боевиков захлебнулась и они откатились назад, оставив десятки трупов на земле. В этот момент участники боя заметили, что боевики начали прыгать в реку Сунжа и по грудь в ледяной воде пошли по её руслу. Подрывались они и здесь, но гораздо реже. Командир полка приказал командиру разведывательного взвода ст.л-ту Александру Г. выдвинуться правее на шестьсот метров: оттуда хорошо простреливался выход из реки Сунжа и уничтожать боевиков на выходе. В это время подошло подкрепление: мотострелковый взвод с первого батальона, расчёт зенитной установки с командиром зенитного дивизиона подполковником Николаем Ш, три расчёта АГС, которые сразу же включились в бой. Более активно подключился к бою мотострелковый взвод 15 полка на своём участке. В свете осветительных снарядов участники боя видели, как гибли боевики, подрываясь на минах, поражаемые огнём артиллерии, снарядами танков и зенитных установок. Погибали от огня автоматов и пулемётов. Кипела от разрывов Сунжа, по которой среди бредущих обречённо боевиков плыло множество трупов. На выходе из воды множество боевиков, поражённых огнём разведчиков, падало обратно в воду и их уносило течением. Но несмотря на плотный и смертоносный огонь, боевики прорывались. В этом им помогала ночь.3

_20160520_202551.jpg

_20160520_202523.jpg

_20160520_202458.jpg

_20160520_202424.jpg

_20160520_200502.jpg
"Где-то с полдвенадцатого ночи 31-го числа наши наблюдатели увидели противника - у нас ночные приборы - увидели, что вереницей шли по какой-то тропе. Открыли огонь, открыли стрельбу. Сообщили в высшее управление, подтянули ещё силы, какие могли, и началась работа. Ну где-то с полдвенадцатого ночи до четырёх шёл бой.4

_20160520_200345.jpg
"Они шли толпой... Пленный докладывал - по пояс в воде, по Сунже. По Сунже выходили и вылазили здесь, около моста. <...> С этой стороны - девятнадцать человек лежит, вот. С этой стороны дамбы. И вот здесь вот, в лесочке, ещё одиннадцать. Три женщины было. Вот. Медик и снайпер".4

_20160520_200316.jpg
Дамба на р.Сунжа.

_20160520_200408.jpg
"Шли напролом полностью. Ничто их не останавливало - ни минные поля, ни ловушки, ни растяжки. Ничего!"4

Из описания боя: Когда солнце взошло, бой уже переместился к окраине Алхан-Калы. Истерзанное воронками и разрывами поле. Бесчисленное количество разбросанных по по полю тел, которые застыли в подавляющем большинстве головами к селу. Ползущие в ту же сторону раненые боевики. Недобитые и не успевшие за ночь уйти с остальными боевики, которые из воронок, разных ям пытались огрызаться огнём: с ними "работали" московские снайпера. Разрывы артиллерийских снарядов на окраине Алхан-Калы, где сосредоточились прорвавшиеся и уцелевшие боевики. И всё это щедро аоливает почти весеннее солнце. Эта картина до самой смерти не изгладится из памяти всех, кто её видел.

<...>После боя командир полка, начальник инженерной службы, под прикрытием разведчиков, начали осторожно в сопровождении сапёров спускаться в поле к убитым боевикам и собираиь трофеи. Сказать, что трофеи были богатые, в смысле много, это было бы неправильно. Их было навалом. Но самое главное - это документы. На поле боя боевиками был брошен практически весь архив. Начиная с обычных рабочих документов, журналов боевых действий участков обороны Грозного, карт, а самое главное это списки боевиков - с адресами и другими установочными данными. И много, много других не менее ценных документов. Только на этом небольшом пятачке насчитали около восьмидесяти трупов. Вторая группа, которая спускалась на поле слева насчитала около шестидесяти трупов. Остальное подсчёту не поддавалось. Так как обследовать многие участки, не просматриваемые с позиций, было невозможно.3

А.Мусиенко: По разным данным, из Грозного удалось прорваться от тысячи боевиков до трех. Остатки отрядов по сто, триста, а то и несколько десятков человек вышли в село Алхан-Кала. Здесь они подсчитывали потери, здесь они зализывали раны. Здесь их можно было брать голыми руками, но никто даже не попытался это сделать в течение трех дней. Но зато проводилась операция "Ночь шакала", в ходе которой артиллерия и авиация долбила по пустому Грозному почем зря. Разведка настойчиво докладывала, что противника в городе уже нет, но ее никто не слушал. В то же время команда на штурм Грозного не была дана. Если бы войска двинулись вперед, они бы увидели, что город пуст.

Вошли они только спустя 3-4 дня. При опросе местные жители подтвердили, что все боевики ушли три дня назад. Они рассказали, что уходили они почти без оружия в чистой гражданской одежде. Лишь у некоторых были автоматы. Остальное вооружение было заложено в тайники.

В первые сутки после прорыва "духи" были всего в 3 км от Грозного. Если бы весь этлт огонь, который обрушился на столицу, перенести на Алхан-Калу, не ушел бы никто. То, что этого не произошло, еще раз свидетельствует о спонтанности действий наших войск на этой "охоте".

На следующую ночь после прорыва отряды "духов", видимо, оставленные в Грозном для прикрытия отхода основных сил, окончательно покинули Грозный, используя все тот же коридор. Новых мин там не поставили. Нельзя сказать, что боевики вышли абсолютно беспрепятственно. Их обстреляли, но серьезного ущерба не нанесли. Арьергад благополучно прибыл в Алхан-Калу. Перед их выходом выпал снег. По следам, оставленным боевиками, можно было легко вычислить, куда отошла группировка и добить ее, но...2

Из описания боя: ИЗ ЖУРНАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 84 ОРБ. "1 февраля от РДР и РВН была выделена разведывательная группа для ведения разведки в районе н.п. Алхан-Юрт. В ночь с 1 на 2 февраля боевики предприняли попытку прорыаа из Грозного через Алхан-Юрт и далее в горные районы. В ночь с 4 на 5 февраля большая группа НВФ предприняла попытку прорыва из Грозного через Алхан-Калу и лесной массив у села Самашки. Группа разведчиков, переброшенная в этот район, вступила в бой с превосходящими силами противника на восточной окраине лесного массива у села Самашки. В результате боя противник, понеся значительные потери, был вынужден отступить в Алхан-Калу. Потери личного состава: ранено 11 солдат, 1 офицер".5

Пулеметчик разведдесантной роты Дмитрий Сергеев: В ночь прорыва Басаева из Грозного отвели душу. На тот момент мы занимали господствующее над местностью здание школы, оборудованное под опорный пункт. Стреляли из всего имеющегося в наличии стрелкового оружия, включая два "Пламени" и винтовки "В-92". Жаль, что не выдвинулись к реке, настреляли бы значительно больше. По утру ра ползающихся басмачей расстреливали, как в тире.

Когда рассвело окончательно и мы всех победили, с противоположного конца деревни выползли какие-то тела. Поскольку наших там не значилось, решили на всякий случай их положить. Оказалось - зря. В ответ выкатился танк, и пока разобрались, он успел зарядить по нас несколько снарядов, один из которых угодил в перекрытие кровли. Пока вывозили раненых, были обстреляны со стороны Алхан-Калы. Но проследовавшая в том направлении колонна танков быстро отбила у "духов" охоту баловаться с оружием.5

Старший радиотелеграфист-разведчик, ефрейтор Антон Ширинский: Я был в группе под руководством старшего лейтенанта Бернацкого, когда отправили в Алхан-Юрт. В Алхан-Юрте школу укрепляли омоновцы, а мы немного доделали, укрепили свою комнату мешками с песком, на крыше что-то делали, но я в этом не участвовал, связью занимался. <...>

Нас было две группы, руководил нами майор, кто - уже не помню, но мужик нормальный. Мы выходили в поиск несколько раз, постреливали изредка, но ничего серьезного не было. Сидели как-то вечером, занимались кто чем, слышим - стрельба началась. Майор подходит ко мне: "Возьми рацию, пошли на крышу, узнаем, что случилось". Выхожу по рации на соседей, говорят: "Прорыв "духов" начался!" Наверх поднялась вся наша группа, АГС подняли и такой огонь окрыли! "Чехи" в нашу сторону особо не стреляли, старались побыстрей в Алхан-Калу зайти. Мы пытались вызвать артиллерию, но нам отказали. Если бы туда дали хотя бы один залп "Града", там бы всех прорывающихся положили.

Мы до утра стреляли по "духам" из всех видов оружия. Трупов по берегам Сунжи утром немеряно валялось. Утром по школе, в которой мы квартировались, долбанул танк, ранило кого-то из ОМОНа. Мы просили майора отпустить нас, чтобы набить морду этому танкисту. Не пустил. Танкист, видать, нас за "чехов" принял. <...>5

Старший лейтенант, командир разведывательно-диверсионного взвода 84орб Александр Соловьев:


В конце января Басаев со своими отрядами численностью более 2 тысяч человек прорвался из Грозного в южном направлении. Прорыв был как раз рядом со школой,где занимали оборону мой зам. старший лейтенант Бернацкий с группой, омские омоновцы и офицерский отряд антиснайперов из ФСБ. Наши сидели на господствующей высоте, а лощина с рекой, где пошёл Басаев, была заминирована. Перед бандитами стояли гантемировцы, кровники Басаева, специально отобранные. Но они пропустили, ни одного выстрела со стороны гантемировцев не было, а части внутренних войск в это время проводили передислокацию. Гантемировцы воевали хорошо, но спиной к ним лучше не поворачиваться. Мы им были не друзья. Воевали в союзе с нами только потому, что у них в горах были кровники. А так они - сами по себе. Повернешься к нему спиной - убьет и не поморщится.

С одной стороны стояли наш мотострелковый полк и подразделения МВД, с другой - как раз наши ребята из батальона. Но "духи" на огонь не отвлекались, у них была задача вывести Басаева, и они как муравьи - шли и шли, несмотря на потери. Потом они прорвались, заняли село (Алхан-Калу), там их добивали. "Духи" шли буквально по трупам. Солдаты рассказывали: "По ним стреляешь - они бегут и бегут". Только недалеко от места расположения нашего батальона их настреляли тогда столько, что трупами нагрузили три " КамАЗа" с усиленными бортами. Там Басаев, на поле или в поселке, и потерял ногу. Деревню эту фактически не брали, а жгли - артиллерией и с воздуха. Боя как такового не было. Встали наши плотно и лупили.

Три "КамАЗа" с усиленными бортами только при мне загрузили трупами. Кого опознали - местным отдали, а остальных - в яму и под грейдер. Среди убитых видел несколько арабов, негров, попадались и ампутанты - без руки, без ноги, с протезами, наверное, раненые еще в первую кампанию. Женщин-снайперов убитых насчитал 5 штук.5

Это первое и единственное упоминание в источниках об участие в бое при прорыве боевиков гантемировцев. Не имея на данный момент никаких фактов, подтверждающих или опровергающих свидетельство, оставляю приведённый текст без комментариев.

********************************************************************************

Б.Г.Цеханович: В десять часов (т.е ещё во время продолжающегося боя!) прилетел на вертолёте генерал-майор М. и со своей свитой умчался в третий батальон, не веря тому, что боевики сумели прорваться на этом участке. Стоит добавить, что когда командир полка доложил в Ханкалу о прорыве боевиков - то никто не поверил и прислали с проверкой генерала М. Командующий группировки, куда входил наш полк, полковник С, вообще заявил: - Какой прорыв? Все боевики находятся передо мной.

Убедившись, что боевики прорвались они через полтора часа улетели обратно в Ханкалу. Постепенно бой стих...3

Б.Г.Цеханович: Когда генерала Михайлова прислали проверить что за "панику" распускает командир полка, он ехал и всю дорогу к месту прорыва ругал его, но больше всего он уговаривал себя... Не может быть, что доклад командира полка-ПРАВДА! А правда вот она. Во всём своём виде - в виде сотен валявшихся трупов, сотен раненых ползущих в сторону Алхан-Калы, которых деловито добивали снайпера выстрелами в голову. И десятки боевиков, огрызающихся огнём из ям, из-за бугров, которые не успели за ночь пройти через поле. Тогда генерал Михайлов вылез из окоаа и стал на бруствере и никто не стал его оттуда стаскивать - Лучше сейчас умереть. "А мёртвые сраму не имут". Его стащили оттуда, когда духовский пулемётчик ну очень хорошо по нему пристрелялся".3, комментарии к тексту

Б.Г.Цеханович: Практически на следующий день в полк приехала группа офцеров со штаба группировки, которые обвинили командира нашего полка и 15 мсп в халатности, в результате которой произошёл прорыв боевиков. Было по данному факту проведено служебное расследование, о результатах которого никто нас не проинформировал. На военном совете группировки было заявлено о возбуждении уголовного дела, но справедливости ради нужно сказать, что уголовного дела не было заведено. Как руководство доложило в штаб округа о деятельности командира полка можно только догадываться. Через четыре дня прибыл новый командир полка.

<...> Общественности надо было как-то объяснить факт прорыва боевиков. Впоследствии, подполковник Андрей У, в "тихую" был награждён орденом "За военные заслуги". И все начали рассказывать о подготовленной операции "Охота на волков".3

ИСТОЧНИКИ

1. В.Журавель, А.Лебедев. Второй штурм Грозного//"Независимое военное обозрение" http://nvo.ng.ru/history/2003-03-07/5_shturm.html

2. Козлов С.В. и др. Спецназ ГРУ: очерки истории. Историческая энциклопедия в 5 книгах./Кн.5 Новейшая история. 1999-2010 гг.-400 с.,табл.,илл.-М.:"СПСЛ", "Русская панорама",2010. Стр.35-38.

3. Цеханович Б.Г. "Охота на волков-три". http://artofwar.ru/c/cehanowich_b_g/text_0090.shtml

4. Фильм А.Сладкова "Настоящая война". https://www.youtube.com/watch?v=Gasw0=84f14

5. Киселев В.П. Разведбат.-М.:Эксмо,2008-512 с.-(Чечня). Стр. 388-392.

Прорыв чеченских боевиков из Грозного 31.12-1.02.2000 года. Часть первая.

Полковник ГРУ А.Мусиенко:
AMqkOpQcTJg.jpg

Находясь в Грозном, чеченские сепаратисты несли огромные потери. Войска лезть в лоб, как это было в печально известный новогодний штурм 1995 г., не собирались. Тактика постепенного выдавливания позволяла им хоть и медленно, но зато уверенно и с минимальными потерями освобождать Грозный, квартал за кварталом. Сопротивление духов подавлялось шквалом огня, а уж потом шла пехота. Уже были взяты Старые Промыслы и Минутка, в руках российских войск оказалось бандитское Черноречье. Группировка боевиков, насчитывавшая свыше 4 тысяч человек, была зажата на небольшой площади. В этих условиях практически любой артиллерийский удар достигал цели, пусть даже если в результате залпа погибал или был ранен хотя бы один "дух". Снарядов не жалели, поскольку действия группировки поддерживались огнем 152-мм гаубиц "Акация", которые снимаются с вооружения. Им на смену идет другая система, для которой снаряды от "Акации" не подходят. Огромный запас снарядов, имевшийся еще с советских времен, можно было тратить от души. Латунные гильзы сдавались и вагонами отправлялись на переплавку.

Отряды защитников Грозного таяли. Перед лидерами чеченских сепаратистов встал вопрос: продолжать оборону столицы до последнего боевика или оставить ее и сберечь силы для последующей партизанской войны, в которой у них было намного больше шансов победить. Выбор пал на последний вариант.1

Из описания боя: В последних числах января главари бандформирований предпринимали неоднократные попытки прорваться из города в юго-западном направлении. К 31 января боевики возобновили свои действия в направлении Заводской район - Алхан-Кала, имея дальнейшую цель вырваться из города и двигаттся в направлении н.п. Гойты. Если же анализировать ситуацию, то становится понятно, почему сопротивление боевиков в Заводском районе в течение всей второй половины января было столь серьезным и ожесточенным, не позволявшим софринской бригаде развить успех на этом направлении. Именно здесь и немного южнее района боевики пытались держать окно для выхода из города в случае неудачи по обороне Грозного. Стратегически важное направление необходимо было держать во что бы то ни стало. Это вплоть до 31 января боевикам удавалось делать. Силы софринской бригады были скованы в районе н.п. Подгорный-3 и на подступах к стадиону, в северных окраинах Заводского района. 2

********************************************************************************

Заявление командующего Западной группировкой ОГВ(с) Героя Российской Федерации генерал-майора В.А.Шаманова о крупном поражении боевиков в ходе прорыва из Грозного 31 января-1 февраля 2000 года, поданное в эмоциональной форме, с сочным грубым юмором ("оказалось, что мы имеем дело не с баранами, а с козлами"), произвело сильное впечатление на российское общество. Видеоряд был показан по телевидению, многие газеты предоставили под заявление первые полосы.

_20160520_194926.jpg
В.А.Шаманов, февраль 2000 года, Грозный.

В.А.Шаманов: На Западную группировку возлагалось участие в одной крупной операции. Называлась она "Охота на волков". Суть этого плана заключалась в том, чтобы создать иллюзии существующего коридора у Грозного. По тому пути, по которому в своё время просачивались группы Арби Бараева. Во взаимодействии с Федеральной службой безопасности, с другими структурами, была поставлена задача одному из офицеров войти в контакт, и за крупную сумму,ну, сейчас можно сказать, порядка ста тысяч долларов, пообещать коридор. Но честно говоря, даже не ожидали, что на эту утку клюнут бандиты. И тем более не полагали, что клюнут первые лица. И тем более не полагали, что их будет такое количество! Построенная система огневого поражения, минно-взрывных загражений показала, что мы не только оказались правы, но мы существенно решили вопрос по Грозному.3

Командующий ОГВ(с) генерал-полковник В.Казанцев: Операция заключалась в простых вещах: мы создали внешнее кольцо окружения, потом искусственно организовали коридор, о котором все трещали. И однажды по нему даже прошел Арби Бараев. По радиоперехвату мы услышали, что они клюнули. В самый последний момент мы закрыли коридор, установили несколько рядов минных полей, и они попали в западню. Боевики приехали на окраину Заводского района на 94 машинах, а потом облили их бензином и сожгли. До того они были уверены в этом проходе, что даже Шамиль Басаев шел пешком. Что из этого вышло, вы знаете...3

Командующий группировкой особого района г.Грозный генерал-лейтенант В.В.Булгаков:

В.В.Булгаков, февраль 2000 года, Грозный.

То, что боевики будут прорываться из города, мы поняли очень скоро, когда кольцо вокруг них начало сужаться. Уже тогда в разные стороны на прорыв потянулись мелкие группы, которые прощупывали нашу оборону, пытаясь найти в ней бреши и стыки. По мере нашего наступления эти попытки становились все более частыми. Постепенно они локализовались на четырех направлениях, а потом, после перекрытия нескольких участков, вообще на двух. Конечно, заманить боевиков в ловушку было нашей желанной целью, но делать это было необходимо крайне осторожно.4

_20160521_065542.jpg
Генерал-лейтенант Г.Н.Трошев, осень 1999 года, Дагестан.

В 2002 году читающая публика встретила с нескрываемым интересом, подогреваемым публикациями отрывков в газете "Завтра", журнале "Огонёк" книгу генерала Г.Н.Трошева "Моя война. Чеченский дневник окопного генерала". Первый тираж раскупился очень быстро и потребовались допечатки. Здесь не место распространятся о ней, ограничусь только замечанием, что книга довольно слаба, поверхностна, и чувствуется литобработка наговоренного на диктофон устного рассказа. Вот что говорится в этом опусе: Чтобы выманить боевиков из осажденного города в штабе ОГВ был разработан оригинальный план. Назовем его условно "Волчья яма". В рамках этого плана в эфир была запущена дезинформация: с помощью ложного радиообмена бандитам навязывалась мысль, что в кольце окружения есть бреши, где можно пройти. На стыках между полками боевая активность сводилась до минимума. Заработала и агентурная разведка, "подсказывая" полевым командирам пути выхода из кольца. Параллельно с этими мероприятиями в нескольких направлениях мы готовили своеобразные "коридоры" для противника. Бандиты клюнули на приманку".5

Вызывает интерес, что наименование операции даётся условно - "Волчья яма", и не применяется устоявшееся к моменту выхода издания название. Генеральское соперничество даже по мелочам? Шаманов назвал так, а я в таком случае, "обзову" иначе? (Впрочем, названия незабвенных эоементов новогодней операции декабря 94-го - "Лом" "Дуристика"," Возмездие" стараются вообще не вспоминать хотя бы в силу глупости наименований.) Агентурная работа среди боевиков также упоминается расплывчато.

Сразу после событий, 4 февраля первый заместитель начальника Генштаба генерал-полковник В.Манилов заявил о готовящемся выводе значительной части подразделений из Чечни. В высших штабах царила эйфория...

Перечисленные "данные" всех разномастных сообщений о полной победе и массовых потерях боевиков не оставляют сомнения в своей недостоверности уже потому, что известно, как сложилась ситуация в Чечне в первой половине 2000 года. А процитированный кусок интервью В.Казанцева вообще оставляет впечатление армейской байки: где, как боевики могли взять столько автотранспорта? Зачем его нужно было сжигать? И как можно провести подобную операцию уничтожения сотни единиц автотехники в сжатое время перед началом выхода из города?! Неудивительно, что вначале возникли сомнения в отдельных деталях "операции " Охота на волков", а затем и ко всему событию в целом: а было ли оно?

Давайте разберёмся, что произошло в действительности шестнадцать лет назад, памятной зимой 2000-го.


Осенью того же года в газете "Завтра" вышло большое интервью к тому времени ставшего губернатором Ульяновской области Владимира Анатольевича Шаманова. Публикация затрагивала события осени 99-го - первой половины 2000 года, и советую всем интересующимся начинать изучение чеченской войны именно с этого интервью. Но самое удивительное, что это без сомнения интересное и информативное интервью нигде не упоминается и не цитируется! Интервью острое, о многих вещах говорится жёстко, и не вписывается в официально утверждённую трактовку (хотя отдаётся и дань официозу).

Из интервью В.А.Шаманова:

- Судя по всему здесь описывается то, что потом назвали "охота на волков". Как задумывалась эта операция?

- Да она никак не задумывалась. Никто этой операции срециально не готовил. Был полный крах принятого к действию плана по "зачистке" Грозного силами МВД. Но к этому времени нам удалось выстроить коридор, по которому мы, хоть и ограниченные в силах и средствах, все-таки смогли потащить бандитов. И затем в течение восьми суток беспрерывного преследования мы уничтожали бандформирования, которые вырввлись из Грозного.

- Значит, операции "Охота на волков" не было, хотя, уверены, в военной истории она останется под этим названием и будет связана с вашим именем. А что было?

- Было следующее. Удалось поставить три полосы минных полей, причем первая полоса - управляемая. Честно говоря, мы не ожидали, что такое количество бандитов пойдет в нашу сторону. Мы ждали человек 300, ну, 500 максимум. Потому что считали, что главные силы с Басаевым и Хаттабом пойдут на Шали-Серженьюрт-Ведено.6

Как видим, первым начал ломать миф о блестяще задуманной и проведённой операции сам командующий направления, где происходили главные события! Приведённый в самом начале текст заявления был вынуженной необходимостью, пропагандой во время войны. Но собственная пропаганда ,видимо, подействовала даже на командование, и собственный блеф был принят за действительность.

А.Мусиенко: Итак, боевики решили уходить. Но как выйти из окруженного города?

Для этого было решено организовать коридор на юго-западе Грозного. О том, что не было никакой заранее спланированной "охоты", в частности, свидетельствует такой факт. Незадолго до известных событий генерал, сменивший недавно погибшего Малофеева, прибыв в одну из воинских чстей, блокировавших Грозный, подробно рассказывал, по скольку сотен мин нужно установить для предотвращения прорыва боевиков на... север. Офицер ГРУ возразил ему, что в этом месте прорыва не ожидается и, сославшись на свои источники, назвал предполагаемое место прорыва. Мало того, он сказал, что по его информации на этом участке наши бойцы за деньги выпускали боевиков из Грозного даже на машинах. Генерал ответил, что этот факт ему тоже известен, и теперь эту роту перебросили в другое место*. (*Прошу заметить, что никого не арестовали и не судили за пособничество боевикам, а просто подразделение поставили в другое место, как не справившееся со своей задачей.) Также разведчик доложил, что по коридору Алды - пос.Кирова - Алхан-Кала - Закан-Юрт каждую ночь уходят небольшие группы боевиков, которые прощупывают надежность этого коридора для последующего массового прорыва. Эту же информацию подтверждали данные радиоперехвата. Однако каких-либо серьезных мер принято не было.

Информация о действующем коридоре стала известна и командованию подразделений спецназа ФСБ в Чечне. Совместная группа "Альфы" и "Вымпела" вышла на этот участок и организовала засаду. Просидев три ночи и не дождавшись "духов", спецназовцы, уходя, оставили им "гостинцы". Они заминировали проход.1

Итак, можно сделать вывод, что все трескучие фразы о "заманивании" в специально предоставленный коридор (не говоря уже о байке про внедрение агента!) являются досужими домыслами. Все последующие события в Чечне весной 2000 года говорят о истинности утверждений полковника А.Мусиенко.

А.Мусиенко: Сказка о хитро спланированной операции, в результате которой "духов" выманили из Грозного, а затем "накрошили в мелкий винегрет", была придумана несколькими днями позже (т.е. уже после прорыва 31.01.-1.02.2000) для того, чтобы прикрыть свой просчёт. На самом деле никто эту акцию,кроме "духов" не планировал. Дня за три до прорыва они всех своих раненых передали Гантамирову для того, чтобы не обременять себя их переноской. Это демонстрировалось по российскому телевидению. Но самое интересное то, что из этой толпы "недобитых зверей" ни один не попал в органы. Их не то что не допросили, а даже и не опросили. Все они немного погодя просто пропали из больницы, находившейся в Урус-Мартане. Говорят, что их выкупили всего за десять тысяч долларов США...1

РАЙОН ПРОРЫВА. ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ЧАСТИ.


Карта взята из книги "СПЕЦНАЗ ГРУ: Очерки истории".1

В.В.Булгаков: Здесь, в Заводском районе у Сунжи, у нас был стык обороны двух полков. И боевики не раз пробовали здесь прорываться из города. Мы даже установили здесь минное поле, но это не останавливало их.4

Полковник Б.Г.Цеханович: ...боевики прорывались на стыке нашего полка (275 мсп) и 15 полка (15 -й гвардейский Шауляйский мотострелковый полк, в/ч 73881, из состава 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии. Командир - гвардии полковник Сергей Алексеевич Лукашов.). Расстояние по прямой до крайнего взвода 15 полка было 1200-1500 метров. Но этот взвод не имел такого усиления как наш, да и прорыв боевиков проходил полностью через наш район.7

К сожалению, данные о боевых действиях 15-го гв. мсп при прорыве боевиков крайне скудны, и потому придётся в основном использовать материалы полковника Бориса Геннадьевича Цехановича, начальника артиллерии 276 мсп:

Б.Г.Цеханович, 2000 год.

... полку поставили задачу по недопущению прорыва боевиков в ходе штурма Грозного...

25 декабря сапёрная рота, под руководством грамотного и инициативного начальника инженерной службы полка майора Андрея В., начала ставить первые минные поля на маршруте прорыва. Так получилось, что первые два дня сапёры ставили мины днём и постоянно, чисто на психологическом уровне, ощущали, что за ними вели наблюдение со стороны Алхан-Калы. Утром следующего дня, когда они приходили на минное поле, то обнаруживали обрезанные растяжки и проделанные проходы. Начали работать ночью и растяжки ставили на резинки (при разрезании проволоки предохранитель, от сжимания резинки, срабатывал и происходил взрыв. Так погибли два боевика-сапёра). Боевики перестали перерезать растяжки, а стали подвязывать на них ленточки или отмечать мины и проделанные проходы в минных полях другими знаками. Пригласили на этот участок московских снайперов, которые уже месяц работали на переднем крае нашего полка. В течение дня они вычислили двух наблюдателей и несколькими выстрелами с расстояния 1000 метров уничтожили их.

В течении декабря и января сапёрной ротой, ночами, были выставлены три минных поля.

Первое: на начале маршрута движения боевиков. На участке между рекой Сунжа и каналом, идущим из Грозного. Размер минного поля: 150 метров шириной и 350 метров глубиной, оно заканчивалось пеед мостиком через Сунжу.

Второе минное поле от канала с мостиком протянулось на 500 метров и было шириной 300 метров - от берега Сунжи до насыпи железной дороги.

Третье: глубиной до восьмисот метров, шириной метров триста. Его сумели сапёры незаметно дотянуть почти до окраин Алхан-Калы. Что касается реки, то минирование было сделано: в реку было всажено две кассеты мин К-ПОМ-2С и ПФМ-1С - всего около 150 мин. Работа сапёрами проделана была большая, с риском для жизни, с большим напряжением сил и незаметно для боевиков. Всего было поставлено около двух тысяч мин.

... на все минные поля были составлены формуляры и они были увязаны с системой огня. Третья минометная батарея пристреляла их выстрелом. Штабом артиллерии полка были спланированы семь огневых налётов, границы которых почти соприкасались друг с другом. Но проблема была в другом. Снабжение артиллерийскими боеприпасами осуществлялось своими силами и мы могли подвезти один раз в три дня лишь один БК: это 960 осколочно-фугасных снарядов на каждый дивизион. Центроподвоз, когда подвозили боеприпасы в большом количестве силами группировки, осуществлялся примерно раз в две недели.

<..> Взводный опорный пункт на участке прорыва был усилен. Взводу был придан один танк Т-72 и 23 мм зенитная установка. Вместе с ней находился командир зенитной батареи капитан Алексей Х. Так же во взводном опорном пункте располагалось управление роты с командиром роты старшим лейтенантом Михаилом С. Каждую ночь, в засаду, на подготовленные позиции, в место будущего прорыва, выходил развед. взвод, численностью в двадцать человек.7

Из описания боя: Полк, который вас заменил, схемы минных полей не получил. Это как называется? Последствия, надеюсь, не надо разъяснять.8

Из описания боя: До этого (т.е. до начала разминирования после окончательного прорыва боевиков из Грозного) уже успели подорваться восемь военнослужащих - из сапёров и просто любопытных, кто за трофеями пытался лазить...9

ВЫХОД БАСАЕВА ИЗ ГРОЗНОГО.

Б.Г.Цеханович: Несмотря на плотные минные поля, несмотря на усиленное наблюдение за стыком - боевики проходили, просачивались, как в Грозный, так и из Грозного. Правда, это были или одиночки, или очень мелкие группы. Были даже попытки пройти и днём, но как правило боевики или уничтожались, или попадали к нам в плен.7

В.В.Булгаков: За несколько дней до основного прорыва здесь попытался прорваться (в "оставленном" коридоре) целый отряд из семидесяти боевиков. Потеряв почти тридцать человек на минах и под огнем, боевики вырвались под Алхан-Калу. Там их через день блокировал и уничтожил наш батальон. Но мы поняли, что это была уже серьезная разведка. Чтобы у боевиков не возникло никаких сомнений, мы даже приказали провести расследование по факту прорыва. Выставили несколько дополнительных пулеметных гнезд.4

Из описания боя: В первую ночь, по словам командующего (Имеется в виду В.В.Шаманов, командующий Западной группировкой. События происходят сразу после установки "управляемого" минного поля), из Грозного вышли около 200 бандитов. Пропустили. И те поспешили сообщить остальным, что все хорошо. Целый день расползающихся по окрестным селам бандитов пришлось не трогать, чтобы только не отпугнуть остальных.9

По словам Александра Мусиенко это была группа Ш.Басаева: Видимо, засаду обнаружили, поскольку, как только спецназовцы ушли, коридор снова заработал. По нему пошла группа Басаева. Он был первым из командиров подобного ранга, кто опробовал коридор. Со своим окружением он выходил примерно за неделю до нашумевших событий, которые затем получили название "Охота на волков". Басаев шел для того, чтобы организовать взаимодействие с формированиями Хаттаба, которые сидели в горах в районе Дуба-Юрт, Чишки и Дачу-Борзой. Совместными усилиями они должны были обеспечить выход всей группировки из Грозного. Пройдя по указанному маршруту, они уверенно двинулись в подготовленный проход в минном поле, но тут их ждал сюрприз. Прогремел один взрыв, за ним второй. Басаев решил, что больше мин быть не должно, поскольку в этой войне никто сплошных минных полей не ставил. Это было его ошибкой. Прогремел очередной взрыв ПМН, и Басаев лишился стопы. После этого "духи" послали "тралить" минное поле двух пленных российских офицеров. Но мин больше не было, и оставшиеся смогли беспрепятственно выйти, а в последующем соединиться с Хаттабом.

Никакого огневого воздействия со стороны федеральных войск не было. Не было даже и наблюдения за этим участком, поскольку три подрыва подряд не привлекли никакого внимания.1

Два упомянутых в тексте пленных офицера - старшие лейтенанты ГРУ Алексей Галкин и Владимир Пахомов из захваченной в октябре 99-го группы полковника ГРУ Иванова Зурико Амирановича. Вот что рассказывал спустя два года Алексей Викторович Галкин: После Нового года, когда боевики, выходя из Грозного, потащили меня с собой, я увидел Пахомова. Мы встретились ним абсолютно случайно, когда им было необходимо проделать проход в минном поле. Для этого нас пустили вперед. Первым шел я. Владимир - в 10-15 метрах сзади с таким расчетом, что если я подорвусь, он продолжит...

Как мне удалось узнать позже, из Грозного тогда вышли около пяти тысяч боевиков. Они собрались в городской промышленной зоне и дожидались темноты, чтобы пройти мимо наших постов. Нас с Владимиром соединили в передовой группе. Там было порядка 20-25 человек. Из города они выходили в южном направлении, через поселок Ермоловский.

Городская окраина, степь, одиноко стоящие деревья, речушка, железнодорожная насыпь, глубокие овраги. Как потом выяснилось, мы с Владимиром находились у одного полевого командира, но в разных группах.10

Практически то же самое рассказывал публицист "Российской газеты" Сергей Птичкин в мае 2000. В целом рассказ идентичен вышеприведённому свидетельству, но всё-же содержит некоторые детали, и потому будет интересен: А дальше для сепаратистов, окопавшихся в Грозном, наступили черные дни. <...> Прошло еще какое-то время, и когда федеральные войска не оставили боевикам никаких шансов уцелеть в Грозном, руководство бандформирований приняло решение покинутт обреченную "цитадель".

Пленных офицеров, которые слегка оправились от пыток и могли самостоятельно ходить, басаевцы взяли с собой. Впереди шли сам Шамиль и четверо его личных телохранителей. Была полная уверенность, что коридор куплен, выход будет свободным. И вдруг бандиты наткнулись на минное поле. Трое охранников Басаева подорвались один за другим, двое из них от полученных ран погибли. Четвертым наступил на "лепесток" сам "главковерх". Началась паника. Вспомнили про офицеров-невольников, погнали их вперед. Деваться было некуда, Алексей и Владимир, перекрестившись, пошли по минному полю, поставленному, как потом выяснилось, их боевыми товарищами. И прошли! Уже следом осторожно вышла группа боевиком. Получилось, что своих мучителей в тот раз они спасли от гибели...11

Из "Дневника пленного боевика" (в другом варианте - "Дневник чеченского шахида Арсана Абубакарова"):

27 января. В этот день нам приказали сделать маскировочные халаты. Распоряжение отдал лично Шамиль Басаев, и мы выполнили его.

28 января. Ночью нам сказали, что мы выходим из Грозного. Мы быстро собрались и в тот же день дошли до завода Анисимова.

29 января. Мы шли на Ермоловку (Алхан-Юрт) через минное поле. Шамиль Басаев, Леча Дудаев, Хункарпаша Исрапилов, Жим Асланбек, Межидов Абдул-Малик шли впереди колонны. И мы попали в засаду. Это случилось на мосту через Сунжу. Нас начали обстреливать с двух сторон БМП, пулеметы, АГС. Разбегаясь, мы наступали на мины. Многим оторвало ноги. <...> Только с помощью всевышнего нам удалось перебраться через мост.

Но там мы понесли серьезные потери. Шамилю Басаеву оторвало ногу. <...> И еще очень много шахидов.12

********************************************************************************

Нижеследующий эпизод существует только в тексте Б.Г.Цехановича, и более нигде не упоминается: 31 января в 7 часов с третьего батальона поступило сообщение, что большая группа боевиков, численностью до пятидесяти человек, попыталась прорваться в Грозный. На помощь третьему батальону сразу же ушла разведывательная рота и несколько танков. Группа шла из Алхан-Калы и тащила с собоймбольшое количество санок, нагруженных боеприпасами, продовольствием и медикаментами. Но нарвались на минное поле. Два человека у них было убито сразу. Под огнём автоматов, зенитных установок и третьей миномётной батареи, боевики стали отступать обратно в сторону населённого пункта. Часть боевиков, в количестве двадцати пяти человек, сумели огнём отрезать от основной группы и они засели за бугром. Большая часть группы свалила боеприпасы, продовольствие на землю, на санки загрузила тяжелораненных боевиков и ушла в Алхан-Калу. Засевшую за бугром группу, стали методически добивать огнём миномётной батареи. Второй дивизион, несколькими огневыми налётами, нанёс удар по лесопосадкам, в которых скрылись боевики. В третьем батальоне, в ходе боя, был легко ранен лишь один солдат.

Как только закончился бой, на поле с большими предосторожностями выдвинулись сапёры, которые вытащили три трупа боевика, к остальным подступиться было невозможно. Так как весь груз вынести было невозможно, сапёры стали методически уничтожать брошенные боеприпасы и продовольствие, часть из которого пришлось бросить в реку. Часть боеприпасов, заготовленных боевиками, сапёры использовали для приготовления и установки здесь жемфугасов. К сожалению, во время этих действий один из сапёров подорвался на своей же мине, ему оторвало полступни. Вечером особисты сообщили, что Алхан-Калу спешно покидают жители.7

ИСТОЧНИКИ

1. Козлов С.В. и др. СПЕЦНАЗ ГРУ: Очерки истории. Историческая энциклопедия в 5 книгах.-М.:"СПСЛ","Русская панорама",2010. Стр.35

2. Цит.по: Журавель В.П., Лебедев А.В. Грозный. Особый район.-М.: Типография "Новости", 2011.-416 с.:илл. Стр.363.

3. Фильм А.Сладкова "Настоящая война" https://www.youtubecom/watch?v=Gasw0=84f14

4. В.Шурыгин. Это русское слово - Победа!//Ломаем хребты волкам!:рассказы.-М.:"Эксмо",2009.-320 с.-(Спецназ.Офицеры).

5. Г.Трошев. Моя война. Чеченский дневник окопного генерала-М.:"Вагриус",2002

6. Генерал России (Беседа с Владимиром Шамановым)//"Завтра" http://zavtra.ru/content/view/2000-11-1431/

7. Цеханович Б. Охота на волков - три//http://artofwar.ru/c/cehanowich_b_g/text_0090.shtml

8. Из комментариев к статье Б.Г.Цехановича "Охота на волков - три"//http://arofwar.ru/comment/c/cehanowich_b_g/text_0090?PAGE=1

9. А.Сабуров. "Охотник на волков" рассказывает...//"солдат удачи", N12,2002 http://otvaga2004.ru/voyny/wars-ussr/wars-caucas/oxotnik-na-volkov-rasskazyvaet/

10. "Признание о взрывах домов в Москве и Дагестане я дал под пытками". Первое добровольное интервью сотрудника ГРУ Алексея Галкина, ноябрь 2002 г./"Новая газета" http://2002.novayagazeta.ru/nomer/2002/89n/n89n-s24.shtml

11. С.Птичкин. Они прошли огонь, плен и минное поле//"Российская газета" 4 мая 2000 г.

12. Дневник чеченского шахида Арсана Абубакарова.//Цит.по.:Карпов Б. ВВ:Кавказский крест-2.-М.:"Деловой экспресс", 2000 г.-304 с.

20 ЛЕТ СПУСТЯ... Свидетельствует Любовь Родионова.

Прошу всех, кто неравнодушен к трагической судьбе рядового Евгения Родионова и его матушки Любови Васильевны, перепостите у себя.

20 ЛЕТ СПУСТЯ...

3 мая 1996 года в селе Бамут, (Чечня) был жестоко и зверски убит мой сын рядовой пограничник Евгений Родионов и трое его сослуживцев. Убиты за то, что взятые в плен на границе Чечни и Ингушетии возле селения Галашки ребята отказались перейти на сторону боевиков, принять ислам и стать им братьями, чтобы вместе отстаивать независимость Чечни (Ичкерии). Жене досталось особенно, он верующим был, всегда носил крестик на верёвочке, не променял его даже на самодельные жетончики образца 1995-96 г. Андрей Трусов, Игорь Яковлев, Саша Железнов рядом с Евгением остались верны воинской присяге, долгу солдатскому и покрестились все кровью. Им было по 19. Случилось это 23 мая, в день рождения сына.

В случайности я не верю, просто жестокость Руслана Хайхороева и его боевиков, потрепанных Российскими войсками, не знала границ. И в присутствии ОБСЕ и группы по эксгумации он гордо рассказывал об этом, гордясь тем, что он, бригадный генерал Бамутского полка, ломает любого, кто
не хочет подчиниться. Или убивает. И чтобы я не испытывала судьбу, не приходила больше к нему, иначе меня ждёт смерть. Они праздновали победу. 40 летние мужики, прошедшие до этого не одну войну, гордились победой над 19 летними мальчишками, присланными из Калининграда не воевать, а сохранять мир. Гордились победой они недолго, их давно нет в живых, и погибли они не как воины Аллаха, а во внутренних бандитских разборках. Но беды принесли много. Бамут до сих пор не восстановлен. Ребят держали в подвале разрушенного дома (жителей там не было давно) а убили на берегу р.Фортанга. Никогда не пойму, почему отдав сына живым, здоровым и порядочным, сама долгих 9 месяцев искала его по всей Чечне, подверглась побоям, унижениям и насилию. Благодарю бога, что помог найти мне (а не комиссии по розыску) братскую могилу, вернуть им честные имена (чтобы не отвечать за свои оплошности, ребят назвали дезертирами). Потом извинились, когда я приехала? А если бы не приехала, так и остались бы парни с клеймом «дезертир»? И как, интересно, жили бы те, кто бросил их в беде? Жили, смотрели в глаза своим детям, получали награды, звания?

Ребята указом президента награждены орденами Мужества. Я не хотела получать орден от Ельцина, убийцы и алкаша. Но друзья Жени сказали, что это орден не мне, а сыну, надо получить. Орден тихо вручили, и благополучно забыли. Списали его, меня, всех матерей. Бог позволил своими руками выкопать останки своего сына и других ребят, перевезти домой, похоронить. А через 5 дней похоронить рядом его отца, не пережившего смерть сына. Ему было 47 лет.

И пошли годы. Один за другим. И не выдержав боли, я рассказала правду, хотя бандитам поклялась молчать. Молчать о том, что заплачен выкуп (мной, лично, за заложенную квартиру), что тела лежали не закопанными 2 недели, и чтобы в глазах мировых СМИ выглядеть прилично, а не шакалами, был Масхадовым издан приказ - обезображенные тела не выдавать. Поэтому долго искала. Ждали, когда природа, время и земля скроет следы преступления, и со временем можно будет сказать, что погибли при бомбежке «федералов». Я просто не могла больше терпеть, когда их называли борцами за независимость, партизанами, войнами Аллаха. Хотя воевали они не плохо. Вышла статья в газете «завтра». Многих зацепила. Я ничего не хотела, кроме справедливости.

Но кто-то затеял игру с канонизацией. Написали 3 бумажки, отослали в Патриархию - и зажили своей жизнью, получив каждый по приличному приходу. А на амбразуру бросили меня. Кто мешал тогда, когда в Чечне был полный беспредел, праздновали победу над Россией, не скрывая, а гордясь зверствами над беззащитными пленными, держа их в подвале 100 дней и ночей, принуждая к покорности – поехать, чтобы перепроверить информацию. Не поехали. Страшно. И на меня обрушился вал вопросов, требуя доказательств. И десятки молоденьких (и не очень) церковников, надевших рясы и возомнивших себя священниками пропиарились, обсуждая прежде всего меня – не то сказала, не так сказала, не правильно верит в Бога, а может и не верит, она ведь коммунистка!

Да, коммунистка. Да, советский человек, да, изучала моральный кодекс коммуниста. Но это не помешало Спасителю найти меня в горах, быть со мной всегда, помочь решить все проблемы. Если не осудил меня Господь, то кого мне бояться? Кстати, не помешало бы и сейчас нам моральный кодекс разработать. И всё бы ничего. Нет проблем с доказательствами. И если бы это не было правдой, информационно Женю и меня стерли бы в порошок. Но там-то знают, что это правда. И я знаю. И ещё с десяток человек знает. И, главное, знает БОГ. Время рассудит, а пока Жене нужна тишина и молитва. Но у меня, советского человека, свои принципы, идеалы. И я живу по ним, до сих пор храня партбилет, не отрекаясь от своего прошлого (я не Иуда), почему я должна кому-то что-то доказывать? Доказывать тем, кто не стал отпевать сына без денег? Кто сделал бы из этого очередное шоу или бизнес – проект очередной? Не могут и не должны люди определять святость того или иного. Моё глубокое убеждение. Богу – Богово.

Никто не мешает чтить ребят, как Героев, награждённых гос. наградами.. Надеюсь, ни у кого нет сомнений, что они мученики? Остальное – по вере Вашей и будет Вам. Но. Своего сына на потребу никому не отдам!!! Нельзя приказать любить – это дело каждого отдельного человека. Считаю себя
верующей, других так же делю на верующих и неверующих. Знаю, что вызову гнев фанатиков. Не боюсь, страх оставила в горах. Да и обсуждать меня легко, сидя в уютных кабинетах. Болтать – не делать.

Как я прожила эти 20 лет? В моём доме побывали десятки, если не сотни журналистов всех мировых СМИ, снято более 20 фильмов, репортажей, ИЗ Франции, Америки, Словении, Украины. Написаны сотни статей, десятки книг, картин, стихов, песен, памятников, храмов и часовен, названы школы, улицы. Тысячи простых людей побывали на могиле сына. Не по приказу – по любви. У него началась своя жизнь после смерти. У меня – своя. Все эти годы я чувствовала на себе нелюбовь некоторых военных – потому что смело рассказала о подлости и предательстве так называемых офицеров, которым незнакомо слово «Честь», но грудь их увешана орденами. Многим - как кость в горле, как упрек своей подлости, трусости. 20 лет прожила между двумя – системами монстрами – государственной системой и церковной, обе способны раздавить любого, кто не согласен с ними.

Мне повезло. Война не раздавила, а закалила меня.. Но часто вспоминаю местных жителей Чечни, мне говоривших – не забирай ребят из братской могилы. Земля везде святая. Ухаживать будем, твоя старость в уважении пройдёт. Не все плохие у нас, и не все хорошие у вас. Тогда эту громкую историю знали многие. Как мудры были слова этих восточных женщин и стариков! На том самом месте стоит теперь памятник и крест. Давно стоит. Лет 15-16. Для кого-то - это символ примирения, для кого-то - укор за убийство, неоправданное ни временем, ни верой. Не встретила я любви и уважения и у власти.

Никогда не голосовала ни за кого, не прогибалась, не приспосабливалась - таких не любят. По поводу чиновников у меня твердое убеждение – их не матери рожают, их делают где-то в лабораториях, в колбах. Кроме себя любимых, им не нужен никто. И сейчас продолжается борьба с ними.

Я ничего не хочу от жизни, кроме справедливости. Наши сыновья защищали целостность Российского государства. Часто ценой жизни. Теперь государство обязано позаботиться о них. И их матерях. Могилы разбросаны по огромной стране, в основном по сельским кладбищам. Защищая огромную страну, бороться за 2 метра земли для них приходиться теперь нам, матерям. Могилы наших сыновей не имеют статуса воинского захоронения, а значит, это моя проблема, мой уход, моя защита. А когда не будет меня? Неухоженная могила считается бесхозной, и туда сразу подзахоранивают других. Земля дорогая. Москва. И хочется спросить – где Вы, депутаты сенаторы, президент, гарант моей неугасимой боли? По телевизору все эти Куликовы – Марковы – Коротченко – Железняки, с пеной у рта кричат о патриотизме, а солдатские могилы, уход за ними, память о них – не есть патриотизм?

И даже Боевые братства не стали решать эту проблему. А эта проблема, люди и государственная, не моя личная! Я с уважением отношусь к Боевому братству, они тоже опалены войной. Они, в основном Афганцы, как-то устроились, иногда даже неплохо – и я за них рада. Просто когда они хоронили своих друзей, они горячо и искренне (уверена!) обещали помнить их, помогать их матерям, не оставлять их наедине с таким горем. А потом началась жизнь, у многих карьера. И время сделало свою черную работу – стерло память. Кроме того, власть никого не сделала лучше. Власть – это атомный реактор, от него облучаются, повреждаются. И вот уже довольные своей жизнью, не замечают проблем других.

Одним словом, нужен закон. Всем законам закон! Железный! Железобетонный! Броня! (как говорил профессор Преображенский). Солдатская могила, где бы она не находилась, неприкосновенна! Свята! Под законом, под уходом и защитой Государства! И тысячи матерей спокойно доживут свой горький век, зная, что за ними – страна! СТРАНА! ЗАКОН! А не волонтеры, и просто сердобольные люди. И последнее. Я всё – таки оптимист. Мне Бог посылает таких замечательных людей, разных, среди них встречаются даже такие, которые кроме громких восклицаний спрашивают – а как сама – то выживаешь?
Нищенская пенсия, постыдное пособие за потерю кормильца. Хватает ли на лекарство, на цветы для сына? Есть и такие, которые не скупятся на душевное тепло, сердечность, помощь. А какие у нас есть священники! Не церковники (чиновники от церкви), а добрые, мудрые, настоящие! С некоторыми за честь считаю дружить. Слава Богу! Я мало что сделала в своей жизни, но всё, что могла, сделала. Вырастила достойного сына, сделала всё, что могла, чтобы помочь, когда он оказался в беде. Спасти не смогла…

Бог дал мне возможность быть все эти годы полезной – за спиной 60 поездок на Кавказ с помощью для наших ребят. Быть полезной в госпиталях, теперь надеюсь заняться своей душой поплотнее, а не между делом. Слава Богу, я дожила до времени, когда Армия стала сильной (вспомнить 90-е страшно и стыдно). Когда человек в военной форме вернул уважение к своей профессии – Родине служить.

Недавно отшумели праздники Великой Победы. Тогда война коснулась каждого. Чеченская – выборочно. Но хочу дожить до того времени, когда мы, матери героев, не вернувшихся с необъявленных войн, будем гордостью государства, а не её обузой (как сегодня нас считают). И хотя мамой нас никто не назовет, в день матери вспомнят и о нас, глядишь, и за 20 лет хоть одну гвоздичку подарят. Мы своими сыновьями гордимся, но как-то тайно, стыдливо, боясь потревожить тех, кого это не коснулось, и как они думают, не коснется никогда. Так не бывает. Накроет обязательно. Верю, настанут другие времена, и страна научиться чтить своих героев громко, гордо! Хочется дожить. И может, на бессмертный полк выйдем и мы с портретами сыновей…

Вот и вся история 20-ти лет. История трагедии семьи, страны, армии! Не уверена, что кто-то напечатает. Не формат. Личная драма. Это же не « Крым наш». И не ура « Олимпиаде».

Л.В. Родионова, 19 мая 2016 года.