Плагиат

Не редкость, когда у автора крадут его материалы, и выдают за свои. Но более поражает, когда на основе украденных текстов вор выдумывает свою биографию.

Вчера написал мой респондент участник штурма Грозного ветеран 45 орп СпН ВДВ Валерий Колесников, прислав ссылку на канал некоего мерзавца, который создал серию видеороликов на основе размещенных в моем Живом журнале воспоминаний Валерия:


https://owkorr79.livejournal.com/tag/45 орп СпН ВДВ

Сам я выступал в роли литературного записчика. В данный момент эти воспрминания будут опубликованы в готовящейся к изданию книге.

Перейдя по ссылке я обалдел: помимо криво сионтированного видео, с использованием найденных в Сети фотографий и скриншотов, не имеющих отношения к эпохе, компилятор в комментариях отвечает текстом мемуаров сержанта Колесникова, выдавая его воспоминания за свои! Наглость беспредельная! Мои неоднократные требования или указать автора (то есть меня), или удалить ролики, были оперативно удалены.

Если бы вся ситуация касалась лично меня, то я бы попросту обматерил плагиатора да и плюнул, но когда дело касается ветеранов, поделившихся со мной воспоминаниями, не стоит ни откладывать ответную реакцию в долгий ящик, ни махать рукой - черт с ним! Необходимо наказать плагиатора - лже-ветерана!

Максимальный репост!

Ссылка на видео
:

https://www.youtube.com/watch?v=DQdAc7GfBcY

Олег Коршунов, специальный корреспондент газеты "Ветеранские вести", издаваемой Коситетом по делам ветеранов, автор книги "Черный снег Грозного".

"Я ВО ВСЕМ ОБЯЗАН НАШИМ РЕБЯТАМ!"

Интервью Героя России Алексея Кораблева (указ о присвоении звания от 28.06.2000 г.), сентябрь 2021 года.

- Когда Вы были направлены на службу в 503-й гвардейский мотострелковый полк? Что это была за воинская часть и каковы были первые впечатления?


- В декабре 1998-го года направлен служить в 6-ю мотострелковую роту 2-го батальона 503-го гвардейского мотострелкового полка. Это была рота сопровождения. Как рота сопровождения, ездили на утилизацию боеприпасов по всему Северному Кавказу, в Ставропольский край, в Георгиевск. В Цхинвал ездили через Рокский тоннель, миротворцев сопровождали, так как они ехали без оружия. У нас боевая подготовка была после каждой поездки. И стрельбы, и все, что полагается. Например, оражение атаки от колонны. Мне служба нравилась, интересно было. Началась когда чеченская кампания, мотоманевренную группу сформировали (на базе 1 мсб) и перевели в 1-ю роту. В моей жизни было две роты - 6-я и 1-я. Я сначала был стрелком РПК, а когда в Чечню поехали дали ПК.

Что из себя представлял полк? Когда с ж/д вокзала нас вели в часть, немного, так скажем, удивился: на КПП пулеметы стояли! Ну вот такое запомнившееся первое впечатление.

А что внутри части? Служили, как полагается. Дедовщины там, в общем, фактически не было. Ясно и понятно, что, конечно, на взаимоотношения срок службы влиял, и все дела... В общем, было, как везде!

- Как строились взаимоотношения с военнослужащими, призванными из северо-кавказских республик?

- Да я бы сказал, что складывались нормально! У нас, в принципе и кавказцев было немного. Не все, конечно, но большинство адекватные были.

- Как обстояло дело с боевой подготовкой перед выдвижением в Чечню? Как и когда пришёл приказ?

- Насчёт боевой подготовки, скажу сразу. В роте сопровождения обучали как следует! Я бы не сказал, что, как говорят, первый раз автомат только увидел, и тут на войну отправляют.. В моём случае было не так. Совсем не так!
Когда роту укомплектовали, проходило боевое слаживание. Вывезли на полигон в Дарьял на две, что ли, недели. Потом колонну сформировали, и поехали.

- Как проходил марш? Были ли обстрелы на пути следования колонны?

- Это октябрь-месяц был. Меня только что удивило: когда в ингушских селах, в Самашках, по-моему, на подходе, что ли, женщины валились под колёса, бросались под гусеницы. Камни летели. Вот это было. А такого, чтоб обстрелы... Не знаю, может кого-то и обстреливали, но я не попадал под обстрел.

- Полк в то время стоял под селом Бамут. Вы и прибыли под Бамут? Чем занимался ваш взвод, ваша рота в районе села?

- Вот под Бамутом нас первый раз цепью развернули. Как Великую Отечественную показывают - все идут цепью. Вот, первый раз, наверно, такое и было под Бамутом. Ну как бы сказать? Это не полигон, не учения, это уже боевые. Впечатления были, конечно, романтические. Ну молодой, юноша! Не знаю, как точно сказать, ну вот именно романтические! Война казалась романтикой, до первого обстрела.

Как раз под Бамутом потеряли двух человек мы тогда потеряли, Москву и Сундука. Первые потери.

- При каких обстоятельствах?

- Я там лично не был, потому точно сказать не могу, что там было, происходило. Присутствовал только, когда их вывозили.

- В сам Бамут спускались?

- Да. Ну как - спускались? Не по приказу. Самовольно (то есть на "мародерку").

- Насколько знаю, уже под Бамутом и с едой было плохо, и с водой?

- Ну с едой, по-моему, всегда было плохо. Потому что у нас был зампотыл, армян, майор Саркисян! Паршивый зампотыл!

- Лично ваше отношение к такому обеспечению?

- А как тут скажешь?! Отрицательное, конечно. Солдаты ходили, чтоб пожрать поискать на мародерку. Конечно, отрицательное! Какое ещё?!

- Командир роты, взвода, знали, что бойцы ходят на мародерку?

- Ну наверно ротный знал! Невозможно не знать. Не догадываться. То гражданская одежда появится, то ещё что-то. Уж глаза-то, наверно, были!

- Что можете рассказать о командирах роты, взвода?

- Ну что могу сказать о командире роты? Такой же был юнец, всего на два года старше подчиненных. Да еще ответственность за нас, солдат! Он и наш командир взвода, Виталий Овчаренко, такой же молодой, как и ротный, даже по-моему выпускались из одного училища, и пришли в роту вместе с солдатами.

- Куда перебросили роту после Бамута?

- Потом ушли под Урус-Мартан.

- Что там происходило
?

- Да я даже и не помню толком сейчас. Но вот там у меня первые берцы появились, с убитого! Что и как происходило? Мы вот между Ачхой-Мартаном и Урус-Мартаном встали, а вдоль дороги "они" (чеченские боевики) и окопались. "Ихние" блиндажи и окопы мы их и заняли.

- А как берцы появились?

- При каких обстоятельствах? Сапоги были изношены. Ну как сказать точнее? В хлам изношены! А в блиндаже нашли трупак, размерчик обуви мой оказался. Переобулся.

- Да, знакомая ситуация, слышал от других ветеранов! Они же рассказали что 1-ю мотострелковую роту раскидали под Мартанами, верно?

- Вот как раз по "ихним" окопами по отделениям растянули. А потом, по-моему, из-под Урус-Мартана уехали в район Дуба-юрт. На построении роты сообщили, что нас откомандировывают 160-му танковому полку (командир - полковник Ю.Буданов). Построились в колонну и поехали к полковнику Буданову. У него, вроде, промеж позиций танков расположили пехоту тоже отделениями, и стояли до декабря-месяца. Да, до Нового года как раз мы у входа в Волчьи ворота , у селения Дуба-Юрт простояли.

- Ваше мнение о Ю.Буданове. Что это был за человек, за командир?

- О Буданове могу сказать: таких офицеров побольше, знаете, нашей армии, а не таких, как майор Саркисян. И тогда бы у нас с вами получше было и с питанием, и боевой подготовкой, да со всем хорошо! Что я могу еще сказать?!

- Вас много раз расспрашивали о бое на высоте 950. Позвольте и мне задать вопрос о бое 14 января 2000 года.

- Ну, а что высота? На Новый год как раз приехал полковник Буданов. Говорит: "Я вам Новый год в другой день устрою", короче. Надо подняться на высоты. Мы поднялись, расположились по-взводно, сначала 1-й, 2-й, 3-й. По порядку номеров. Но на 14 января наш взвод как бы в середине стоял. Ну, что с обоих сторон глаза ещё были, 3-й и 1-й взвода на флангах. И нас на самую вот на 950-ю высоту и подняли, выше остальных. Ну, там остальное вы уже, наверно, знаете. Что на высоте "ихние" окопы были, и прочее.

- Но хотелось бы узнать от Вас, как от участника боя, подробности!

- Ну что - от меня? В принципе, я рассказывал каналу РенТВ многое. В моём интервью почти все вырезали! Пацаны (бывшие сослуживцы) на меня после этого интервью обижаются. Еще бы! Из меня сделали "колхозного Рэмбо"! Что я сделаю?! Говорил одно, смонтировали все иначе. Вот как-то так. А без них, без пацанов... Что, какой из меня герой?! Это, знаете, не было их самих, не было бы ихних жизней: погибших, раненых, осташихся живыми. Ничего бы этого не было бы, не было бы Лехи Кораблева, Героя России! Вот и все!

- Значит, занятые ротой позиции боевиков были инженерно обустроены?

- Они там основательно закопались, я вам так скажу. Окопы почти что в полный профиль. Блиндажи. Ну, правда, ещё не все ходы сообщений были прокопаны. А так - да, они там основательно обустроились. Ну, конечно, артиллерия хорошо поработала, половину ходов засыпали. "Чехи" (то есть чеченцы. Жаргонизм времен чеченской войны.) думали долго обороняться!

- Они ушли после артудара?

- Да. Перед тем как поднялись, туда артиллерия, САУшки будановские били. Хорошо били.

- Как начался бой?

- Ну сначала мы пошли посмотреть, кто куда ушёл оттуда, с высоты. Любопытные... И потом попали под перекрестный огонь. Двоих убило. Не оставлять же их! Взводный повел нас вытаскивать погибших пацанов, точнее попытаться вытащить, и погиб. В первый день. Ночь просидели относительно тихо. Ну так, постреливали. Ночью фонарики видели, передвижения. Вниз запрашивали подмогу, чтобы пришли нам на помощь, сообщали, что "они" подтягиваются. И на утро пришло отделение, что ли, принесли боеприпасы, какой-то сухпай. Обратно ушли с ранеными.

- Было сплошное окружение?

- Ну как бы... Ну да, разобраться, сплошное окружение было уже на вторые сутки, когда они начали атаковать в полный рост. Вот тогда уже получилось, что было сплошное окружение. Атаки чеченцев проходили волнами. Одну волну отобъём, тут же идёт вторая. Вызывали и артиллерию, и вертушки над нами кружили. Самолёты заходили на атаку, но дальше по реке. Там, видать, тоже движуха какая-то была, не знаю.

- Бойцов сбили с позиций?

- Там уже практически... Как бы сказать? Некого было и сбивать, если честно! Уже было много убитых. Не знаю, сколько раненых. Насчёт этого так скажу - я могу только за своё крыло сказать. В нашем блиндаже корректировщик был, вот которого выносили потом, я был, кто ещё? Ещё кто-то был. А про остальных... Как я могу про остальных сказать? Могу сказать, что ихний снайпер работал очень хорошо, это да! Сильно работал. Одного на глушак, второго на глушак. Это я видел. Ихний снайпер работал очень хорошо.

- Расскажите о своём участии в бою!

- Что я могу рассказать о своём участии в бою?! Я пулеметчиком ПК был. Стрелял. Заряжал трясущимися руками ленты, и дальше стрелял. В один момент - стрелял, в другой момент - заряжал. Потом опять стрелял. Вот так как-то.

- Вы выходили после боя в течении суток, и выносили раненого арткорректировщика?

- Указано-то правильно, да, в течение суток выносили. Но как выходили-то? Сначала один я, потом там был сержант Ильичёв и ещё был... Был, был... Фамилию не помню, сейчас его уже нету. Будановского полка.Уже втроём выходили. Везде представлено, что выносил раненого один. Ха! Надо ж было кого-то героем сделать. "Чехи" поднялись, по всем лежащим стреляли. Понял, что все, хорош тут лежать. Спрыгнул с обрыва, из единственного места, где чеченцев не было. Ильичёв, наверно, тоже спрыгивал, но его не видел, может позже он спрыгивал. Но встретились уже внизу.

Я даже не знаю, арткорректировщик или кто он... Да! Везде указано, что офицер. Ну я не знаю даже, офицер или нет, но знаю, что зовут Стас. Зовут или звали? Вот этого сказать не могу. Стас. Погоны там не носили. Ну, чуть постарше возрастом нас был. Когда его нашёл, стою, спрашиваю, что лежишь? Пошли отсюда! Он идти не мог. Когда осматривал его, сам и перевернул на живот, он двигаться не в состоянии был. А я худой был, он куда здоровее меня, тащить тяжело! Долго шли к нашим, поскольку часто отдыхали.

- Как спустились с высоты? Кому передали корректировщика?

- Как встретил своих... Я ж говорю, я колхозник! Нутром чую! Возникло ощущение, такое, знаете, что надо искать место, где до этого стоял наш второй взвод. Мы шли по ущелью, говорю: айда, поднимемся вот сюда, здесь наш взвод стоял. Поднимаемся, и вот точь-в точь попали на место расположения нашего взвода. Тут едет МТ-ЛБ, загрузили раненого, загрузились сами, и вниз. Внизу корректировщика погрузили на вертолёт. А там что было дальше с ним не знаю.

- В части брали письменные объяснительные о бое на высоте?

- Не помню, по-моему - нет. А может, брали. Не могу точно сказать.

- В Вашем архиве есть фотография,где Вы засняты вместе с Героем России генерал-майором Р.А.Шадриным, в те дни - начальником штаба полка.

- Я Вам за Шадрина хочу сказать: когда я выскочил с высоты, Шаманов мне пообещал отпуск. Командующий группировкой он был. И при этом присутствовал подполковник Шадрин. Проходит две недели, три недели, месяц, об отпуске тишина, никто и не заикается. " Товарищ полковник, вы отпуск обещали? Почему нет его?" Он: "Слышь, Татарин! Уедешь - хрен придёшь! Я, говорит, вас знаю! За барана справку купишь, и не придёшь обратно". Я говорю: "Ну как же так, товарищ подполковник, ну приеду, вернусь", туда-сюда. Все-таки дал он мне отпуск. 23 февраля 2000 года уже дома встречал, по-моему. Где-то в 20-х числах февраля уехал, и на своё день рождения, 21 марта, я приехал, и доложил ему, что прибыл, с отпуска Татарин вернулся, не обманул. И вот насчёт фотографии, вот - 20 лет проходит, полные 20 лет, это было в прошлом году встреча. Это встреча Героев на 9 декабря день Героев в Москве, в гостинице " Президент ". Сколько раз ездил, с Шадриным не сталкивался. Знал, что он Герой России за первую кампанию. Ну, он должен быть там. И гляжу - он спускается. Стою, курю. Не подхожу, просто смотрю на него. И он оглядывается, такой. Чувствует, что на него смотрят! Оглядывается на меня, и не признаёт, не узнает. А я ему эту историю про баранов, "Татарин, уедешь - хрен придёшь!", напоминаю, на! Потом эту фотографию сделали в ресторане. Он уже всем кричит: " Это мой солдат! Это мой солдат!". Ну как-то так.


Герой России генерал-майор Р.Шадрин (1967-2021) и Герой России А.Кораблев

- После отпуска как проходила служба?

- Вернулся в часть, а как раз 21 марта вывели из-под Комсомольского нашу роту. Ну тут много потерь было, много новых людей появилось. После этого мы поехали мимо Грозного... Под Шали, что ль, поехали. Там тоже сколько-то, я не знаю сколько, пробыли. Ну, находили схроны. Таких прямых боестолкновений не было, ну что там, конечно, цеплялись, но я не участвовал. Схроны находили, оцепляли села, чтобы внутренние войска зачищали.

- Как проходила демобилизация? Как покинули район боевых действий?

- Я вам даже не скажу сейчас, не помню. По-моему, колонной выезжали. Если посчитать, с октября-месяца, минус отпуск, получается, что я уже месяц переслуживаю. Вот Шадрин, кстати, мне предлагал: оставайся во взводе, туда-сюда. Я говорю: нет, уйдём! А демобилизация... Из части осетин-старшина меня до Минеральных Вод, до аэропорта сопроводил.

- Причитающиеся деньги - боевые выплаты получили? Спрашиваю, потому что знаю столько историй от Ваших бывших сослуживцев, как грабили бойцов полка за территорией военного городка, и как в самом полку в финчасти необходимо было оставить часть денег, чтобы получить остальные.

- Нет! Ко мне, видите ли, другое отношение было. Получил все деньги. Вот, даже приказали до Минеральных Вод он меня сопроводить.

- Как и когда вызвали для присвоения звания Героя России?

- Так... Уволился в мае. И меня вызывают в военкомат, а я уже уволился, всё, про это и забыл, если честно. У нас много чего обещаю, когда ты "там"! Героя дадим, или медаль какую. Я уж думаю: как всегда, обманули. Вот, и вызывают в военкомат, говорят - нужна фотография твоя на матовой бумаге. Что, для чего, для кого - тишина, военная тайна! Ну нужна - также нужна. А сфотографировался в футболке. И у меня единственного Героя фотография в футболке! И потом, в июне, двадцатого какого-то июня, не помню уже, там в удостоверении написано, присвоили, вот. Пришёл вызов в Москву, все - награждение, Белый дом. Михаил Касьянов, тогда был премьер-министр, вручил награду.

- На канале РенТВ у Вас брали интервью. Расскажите об этом! Интервью крайне грубо смонтировано, а дикторский текст изобилует ошибками. Перевран даже номер полка - 503-й полк назван 504-м!

- Да-да! Ну как брали? Приехали в город ко мне. Ну, вот. Сели поговорили. Поговорили где-то, наверно с час, а все уложили в 6 минут. Вот и все. Что им нужно было сделать, то они и сделали, просто-напросто. Я ж говорю, сделали колхозного Рэмбо. Один Лёха воевал, и всех спас. И всех "чехов" перебил! Так как-то.

- Ну, что ж Вы так-то - "колхозный Рэмбо"!

- Я человек прямой. Как есть, так и говорю.

- У Вас брали много интервью. Какой вопрос Вам никогда не задавали, но Вы бы хотели, чтобы Вам задали?

- Ну я не знаю, какой мне вопрос... Хотя... Было ли страшно?! Меня, как Героя, приглашают в школы, и всегда честно говорю: конечно, было страшно! Все тряслось и руки, и коленки. И внутри все тряслось! Я не стыжусь этого. Сказать, что я трус... Думаю, что нет, не трус. Человеческий организм, когда тебя хотят убить, включает защитную реакцию какую-то. Тряслось! Все тряслось! И вот еще: могли бы оставить корректировщика? Ну не мог я его оставить. Говорю всегда: я воспитан ещё Советским Союзом. Как я мог его оставить... Нет, оставить не мог!

Интервью Героя России генерал-майора Романа Александровича Шадрина

Умер генерал-майор Шадрин... В начале января 95-го года он командовал 68 орб, в 2000-м году - командиром 503 гв.мсп. Я имел честь общаться с этим человеком, и представляю его интервью, данное 5 августа 2020 года.



- 8 января 95-го я принял командование батальоном. Народу живых оставалось в строю 90 человек. Батальоном командовал зам по тылу. Комбат, Дмитрий Гребениченко, был назначен заместителем командира 74 гв.омсбр. Убиты было не много (если так можно сказать. Это с учетом того, что мы наступали.), а вот раненых - очень много. За несколько дней до моего назначения в один момент были ранены зам по рдс, три командира роты. В управлении батальона, кроме зампотыла, были еще два лейтенанта, окончившие училище в 94-го году, один связист, другой отвечал за службу вооружения. Остались дин старшина роты на всех, и один техник роты. В рдр выполнял обязанности командира роты еще один лейтенант, тоже 94-го года выпуска. С собой привел двух офицеров, старшего лейтенанта (поставил его ротным), и еще одного, тоже свежеиспеченного лейтенанта. Этого на вторую роту поставил. Вот и весь батальон. Одно название!



На второй или третий день привезли пополнение, человек тридцать. Пехота. Какие из них разведчики? За сутки ввели в строй. Объяснили, что, почему. Хорошо, "молодых" не было, что-то соображали. Дал команду их вперед пока не пускать, пусть обстреляются. Когда принял батальон, перемирие было, но чеченские снайпера во всю долбили. Погиб у меня первый солдат, Паша Вдовикин. Похоронен в Калмыкии. Получил задачу - захватить главпочтамт. Решили ночью идти, и без техники. Тем более БТР в городе - ничто. Да и шуметь не хотелось. Пошло человек 60. Осталось метров 200 до цели, поступили команда занять до утра круговую оборону. Залезли в школу, рассредоточились по периметру. Всю ночь с "духами" перестреливались. Утром был у Рохлина с докладом, узнал, что нас кто-то сдал и ждала засада. Попросил бронегруппу на прикрытие. Дали от 276 мсп танк и две БМП. Главпочтамт заняли без боя, а вот потом началось. Обложили со всех сторон! За два часа боя убит командир 2-й роты, 8 раненых, в том числе командир 1-й роты. Хорошо, что огнеметчиков придали, их командир - лейтенант, и тоже 94-го года выпуска, храбрец и толковый командир, тоже Героя получил (Говорится о Илье Панфилове, командире взвода из 1 отдельной бригады радиационной, химической и биологической защиты, дислоцированной в поселке Шиханы Саратовской области.). Да и бронегруппа здорово выручала. К вечеру сумели продвинуться на половину квартала. Ночью решил, продвинуться вглубь еще на квартал. Короче, "духи" нас проспали. Маленько их пощипали. На месте боя нашли 9 трупов. В 2002 году, когда был военным комендантом Аргуна, познакомился с замом главы Аргуна. Оказывается, против нас его банда тогда воевала. Узнал, что мы, оказывается, положили ихних 20 человек! Неплохой результат. Взяли кучу оружия и боеприпасов.

Сменились с позиций на пару суток и в тыл. Пополнились людьми, боеприпасами и вперед! Пока людей хватало, растягивал по пятиэтажкам. Получил задачу выйти в тыл Басаеву, и занять гостиницу "Кавказ". (Отряд Ш.Басаева занимал позиции в краеведческом музее, здание гостиницы " Кавказ" между музеем и Президентским дворцом.) Собрал штурмовую группу (солянка полная! Мои разведчики, приданные огнеметчики, мотострелки и экипажи сгоревших танков 276-го полка), всего человек 20. Пошли, "духи" опять нас проспали. Зашли в "Кавказ", и поняли, что не продержимся и пару часов. Отошли в глубь двора, но улицы огнем контролировали. Двое суток с "духами" перестреливались. Басаев, наверное, думал, что нас много, добил своих раненых и по развалинам мелкими группами ушел в Президентский дворец. Тогда был сильный снег сильный и стоял туман. Утром подошли морпехи, передал им позиции и пошел с батальоном брать 1-й военный городок.

Умер комбат...

Умер полковник Георгий Владимирович Домысловский, в январе 1995 года - командир 2-го батальона 503-го гвардейского мотострелкового полка. Его батальон 7 января 95-го держал коридор от парка Ленина до Центрального рынка во время наступления группировки "Запад" на центр Грозного.

Мы говорили с ним несколько дней назад...

Без его консультаций моя книга "Чёрный снег Грозного" не состоялась бы. И теперь у меня возникает ощущение, словно я отслужил под его началом.

Вечная память комбату...

Из архива Г.Домысловского 9.jpg

На фотографии Г.В.Домысловский (в центре) с офицерами 19 мсд.

Третий тираж "Чёрного снега Грозного"

Извещаю всех читателей о том, что идёт сбор на очередную допечатку моего двухтомника "Чёрный снег Грозного". Все, кто не успел приобрести, оставляют заявки по ссылке:

https://vk.com/topic-567684_47682178

Спешите! Тираж ограничен!

Обложка. Черный снег Грозного, часть 1.jpg



i(20).jpg
IMG-20200117-WA0014.jpg
AE8WRDJZhEw.jpg
Screenshot_2019-12-26-09-22-51.png

Третье января третьего батальона (отрывок из главы)

Старший сержант Сергей Тараканов, заместитель командира 1 взвода 9 мср 74 гв.омсбр:

- Когда мы заехали, что меня поразило: техника сгоревшая, танки, БМП и повсюду трупы. Наших убитых собирали, а "бойков" - нет. Простояли в больнице около часа. Пополнили магазины, и ждали, что там решат, куда нам. От увиденного в больнице все стали молчаливыми, каждый думает о своём, да ещё когда в тот момент убило парня нашего - совсем тошно стало, все поняли, что тут не полигон.

Что необходимо город занять и живыми остаться - да, все понимали хорошо. И хорошо знали, что город это капец, в поле мы всю армию Чечни бригадой уделали бы! А в городе технику без пехоты сожгут. Перед началом движения задачу нам не доводили. Хорошо запомнил, что ротный перекрестился. Но судя по всему, ехали мы на помощь 7 мср, поскольку, когда уже вернулись после боя на территорию больничного комплекса, из нашего штаба офицер говорит, иди, посмотри, сколько БМП 7-й роты стоит, я три штуки насчитал.

Младший сержант Андрей Терлеев, наводчик-оператор БМП-3 1 взвода 9 мср 74 гв.омсбр:

- Во второй половине дня 3 января выдвинулись дальше (к больничному комплексу, как позже узнали). 7 рота шла впереди, мы за ней, сначало было все спокойно, но ближе к больничному комплексу нас начали сильно утюжить миномёты. Для меня это был сущий ад, иначе не скажешь. Мины ложились рядом: недолет, перелет, машину покачивало, если рядом ложилась мина. Если я скажу, что боялся значит ничего не сказал! До того было страшно, давление на психику было такое, что я ждал мины в башню и думал, что сразу для меня все мучения кончатся. Именно тогда детство и романтика ушли куда-то в далёкое прошлое. Может это смешно прозвучит, но наверно многие в этот момент начинали становиться бойцами, именно через весь это ужас, ощущение смерти, которая дышит на тебя разрывами мин.
Про себя я так именно и знаю, что именно тогда произошел перелом в моем сознании.

Я до того момента скептически относился к минометам, но тут сразу стал уважать, бояться и ненавидеть одновременно, и думаю, что минометы все войну играли первую скрипку. Нас и после Грозного утюжили не раз. Был случай со мной когда враз уложило человек восемь наверно, когда 5 числа вернулись в больничку.

Так мы и шли под минами, по рации помню одно и тоже звучало: "Продвигайтесь!" Когда зашли за корпуса, мины все равно рвались, но уже не доставали, поскольку огонь велся с той стороны Сунжи, и это точно. По машинам прямых попаданий вроде не было, иначе бы по рации слышали.

В больничном комплексе 7 рота двинулась дальше, а мы остановились за корпусом здания. Остальные машины стояли сзади, я так понимаю растянулись роты. Корпус был слева от нас у корпуса стояло подразделение, несколько человек в камуфляже. У стены валялись тренажёры, такие обычно физкабинетах, мне командир взвода лейтенант А.Мельников предлагал какой-то велосипед мышцы качать, в общем смеялись.

Дальше события начали развиваться, можно сказать в "геометрической прогрессии". По рации шли команды седьмой роте продвигаться, я так думаю минометы их доставали, у нас по башне раздался треск ( может не большой хлопок, в шлемаке приглушается звук), я потом думал, скорее всего стреляли разрывными пулями, Мельников схватился за лицо, а я быстро очутился в башне. Сразу поняли без слов оба, что бил снайпер, Мельников кричал мне чтобы я достал эту ... и т.д. Пока включал тумблер запуска башни и орудий, увидел в передний тримплекс как у нас с передней части снимают бойца ( я уже писал, что почему-то в памяти засел белый медведь на шевроне, может с чем-то путаю, убит был парень или нет, не знаю, не до этого было. Когда его снимали с машины я подумал, зачем он полез, ведь должен был наблюдать, что по нам стреляют.) Короче начал крутить башней, искать точку выстрела, но вокруг в прицеле много высоток, не смог найти. В это время по рации слышали, что седьмую роту расстреливают. Далее поступила команда пройти в перед и прикрыть выход нашей роты. Я думал, что будем вытаскивать "семёрку".

Так и сделали: вышли на скорости, отстреляли " Тучи",(Мельников должен был отстреливать), я уже мало что слышал. Спереди многоэтажка, вспышки, сразу выстрелил "соткой", и не теряя время прошел длинной очередью по этому же этажу (3 или 4 этаж) из окон после попаданий снарядов вырывался огонь, далее работал по всем этажам короткими.

Я думаю все это было в течении нескольких минут. По рации пошли команды от ротного механику ( вел его по рации на место), и во все то время, что у нас происходило, в рации слышали седьмую роту.

Старший сержант С.Тараканов:

- Нефтеинститут был слева, по-моему, по ходу движения. Миновав его проехали, покружились по площади (площадь Ленина?). Все было отлично, пока кружились на БМП.

Младший сержант А.Терлеев:

- Шли быстро, когда прибыли на место, уже началась стрельба, не сильно, но нарастала. Машину загнали с ходу под арку (десантное отделение оказалось под аркой), высадились, все кроме механика. Я с наводчиком соседней машины под аркой (корма к корме две машины стояли. Его машина стреляла по пятиэтажке через дорогу.) успел перекинуться парой слов, потом отдал снайперу свой автомат, полагая, что в ближнем бою с СВД не очень навоюешь. Уже запрыгивая в машину видел как от выстрела из "сотки" ( машина из-под арки била) из окна дома после разрывааснаряда вылетает диван.

Место боя представляло следующее: высотные дома, мы внутри как в воронке (вернее в прямоугольнике), зашли через арки. Огонь ведётся по нам с четырех сторон. Такая деталь: моя машина наполовину под аркой, веду огонь с фронта, слева, справа над машиной бетонный козырек вдоль дома на уровне 1- го этажа, примерно на 1,5 м выступает, не даёт мне бить над машиной. Много деревьев вдоль этой улице.

С фронта по отношению ко мне, посреди двора, наши машины, круговая оборона, пехота прячется за БМП.

Сейчас вспоминаю, с первого дня тактика наша была я думаю правильной просто сходу все уничтожали огнем машин, пехоту высаживали по необходимости. 3 января так и было, пока били машины все шло нормально.

Снаружи по отношению к нам где-то с края дома разместился ещё взвод ( говорили, что они даже один подъезд выбили, но не поднялись на крышу). В бою 3 января я не видел машин 2 и 3-го взводов, как я понимаю, атаковали мы с двух или трёх сторон, я совершенно не помню, что происходило снаружи двора.

Не помню, когда после боя мне снайпер Саша вернул автомат. Я был в шоке, ремень автомата был пробит пулями в нескольких местах, а между газоотводной трубкой и стволом была пробоина, с одной стороны четкая, а с другой вынесло все дерево накладки.

Запрыгнув в машину, я начал в прицел ловить сначала своих для оценки обстановки. Видел, что пехота, отстреливаясь во все стороны, прячется за БМП, а машины вовсю крутят башнями и бьют.

В общем, дальше работал на автомате, на три стороны с фронта, справа и слева (слева было хуже) постоянно смотрел,кроме прицела, в тримплекса и назад в десант, боялся, что кто-нибудь со спины появится, десант был открыт. В левый тримплекс ничего не видел (позже после боя увидел, что он в двух местах пробит навылет) крутился как уж на сковороде, так как Мельников убыл с пехотой, никто меня не корректировал. Механик,похоже, был в шоке, не отзывался. Парни, прибегали, снаряжали магазины и убегали (цинки стояли в десанте), что-то кричали мне, но я не очень мог расслышать. Грубо говоря, порядком поливал огнем.

Старший сержант С.Тараканов:

- Я спешил 3 взвод, потом спешился 2-й и затем 1-й, и отделение управления, и нас, как спешились, закидали с крыши гранатами. Мы все перешли в торец дома, только с другой стороны. Там ранило командира роты К.Смирнова - граната взорвалась перед ним, когда он механику руками показывал, куда кормой сдавать (связь не работала). Потом вся рота выдвинулись назад в больницу, там раненых перенесли в госпиталь в подвале. И все, бой 3 января для нас кончился. Потери: мой взвод - 16 раненых. Плюс раненый комвзвода и ротный.

Лейтенант Александр Мельников, командир 1 взвода 9 мср 74 гв.омсбр: "В бою ранило моего гранатометчика, рядового Лобко из второго отделения, находившегося на БМП. Я вколол ему промедол. Спрыгнув с машины, продолжаю руководить боем, а в это время с крыши гранату кинули мне под ноги. Взрыв. Сознание я не терял. Мой замкомвзвода Сергей Тараканов отразил меня в сторону. Заняв огневую позицию я продолжал выполнять задачи. До вечера взять телецентр нам все же не удалось, и мы отошли назад, к больничном городку. Там меня перевязали". ("Рожденная в огне...", стр.41)

Младший сержант А.Терлеев:


- В голове осознавалась не реальность происходящего, а точно страшный сон, и хотелось проснуться, сбросить с себя давящий кошмар. В какой-то момент на броне машины начали разрываться гранаты, где-то спереди, на люке механика. После вышибло управление боевого отделения, пушка замолчала, башня не крутилась. Я посмотрел на блоки предохранителей командирского места, блок горел красным цветом ( нормально - зелёный, неисправность - красный). В тот момент на меня что-то нашло, руки опустились, тут я заметил, что у меня вся "чебурашка" в крови, а также прицел, тумблера. Посмотрел, а у меня реки посечены, ногтя на большом пальце нет. Я взял СВД, сел в десанте с мыслями, если кто полезет, успею застрелить. Сидел, разглядывал запекшуюся кровь на руках, походу шок был и ещё были мысли: лишь бы граната не закатилась в десант. В чувства привел меня прибежавший Дерксен, кричал, что с крыши забрасывают гранатами и чтобы я их посшибал.

После того как Дерксен привел меня в чувства, я занял свое место и начал, пользуясь ручным управлением, наводить стволы над машиной, но выступающий козырек над первым этажом вдоль дома закрывал обзор. В общем перевел "тридцатку" на БТ и попробовал наугад что-то сделать, но увидел как трасса БТ уходит в небо. Потом осмотрел впередистоящие машины. Обе машины "молчат", не стреляют (в причинах потом разобрались). Судя по всему огонь со стороны противника увеличился, информация пошла о больших потерях, дальнейшая моя стрельба была малоэфективна, в ручную долго наводил стволы, пот заливал глаза от всех стараний, да и БТ иногда видел как проходят через дом насквозь.

"Соткой" изначально не стрелял, боялся что могу своих положить осколками, да и эффект ниже чем у "тридцатки" на тот момент, а вручную только время терять с перезарядкой сотки.

Далее не помню как, но прошла информация что ротный собирает к себе механиков, Саша Митин, механик, находился в каком-то ступоре, по рации мне не отвечал, только прибежавший Саша Трушкин смог его вытащить из машины и они убежали. Потом услышал по рации "Выводи роту!" (кто кричал, не знаю) другой голос кричал закрепляться. Далее быстро загрузили раненых, помню даже продукты в ящиках выбросили из десанта, много раненых было. Ну и начали на хорошей скорости выходить. Почему-то, как тронулись, у меня все боевое отделение заработало в автомате. Как ехали не особо помню. Запомнился пехотинец, сильно раненый, я на него всю дорогу смотрел, из-под бронежилета у него шла кровь, видно было что живот вспороло, а под мышкой была большая рваная рана, изо рта шла пена.

Кроме меня и механика здоровых в машине не было. Как прибыли в больничный городок и разгружали раненых я уже не помню, поскольку не соображал, помню, сижу на башне и у меня кто-то просит закурить (вроде Сергей Як), а вокруг темно и кажется так тихо...

В том бою у Тараканова осколком срезало часы, больше не одной царапины! В рубашке родился. Командирамроты Смирнова я встретил потом только в части, а взводного Мельникова - после госпиталя, как прибыл к нам в феврале или марте.

Из печати вышло переиздание "Чёрного снега Грозного"!

Сообщаю, что вышло переиздание моего двухтомника "Чёрный снег Грозного"! Улучшена полиграфия, исправлены ошибки и неточности. Всех, кому интересна история боёв в Грозном зимой 1994 - 1995 гг., прошу обращаться с заявками на приобретение книги к администратору группы " Братишка" Денису Покровскому.

https://m.vk.com/pokrovskidenis

Обложка. Черный снег Грозного, часть 1.jpg

Обложка. Черный снег Грозного, часть 1.jpg

Новая книга "Чёрный снег Грозного-2: очерки боёв за центр"

Пока идёт работа над новой книгой, хотелось бы поделиться планами. Хронологически книга охватывает временной отрезок с 1 по 19 января 1995 г., и будут описаны боевые действия в районе площади Орджоникидзе за корпуса Грозненского нефтяного института (корпуса "А" и "С"). Разумеется, также будет затронуто взятие 8 января корпуса " В", что располагался на набережной Сунжи. Во всех этих боях участвовала 74 гв.омсбр, сбор материалов о которой идёт в данный момент. Работа по изучению боевых действий бригады идёт довольно сложно, и причин тому - масса. Стоит заметить, что 74-я бригада, наряду с 276 мсп, были основной ударной силой группировки "Север" (с 3 января).

Расскажу и о гибели спецназовцев 45 орп 8 января 95-го...

Невозможно будет не упомянуть события, связанные с Республиканской клинической больницей, что также выходила на площадь Орджоникидзе, и которую с 1 января занимали подразделения 8 гв.АК Льва Яковлевича Рохлина.

Также надеюсь, что в книгу войдёт и обновленная глава о 879 гв.одшб 336 гв.обрмп КБФ, которая в предыдущем издании представляла собой лишь заготовку будущего текста

Ну а что получится - судить читателям!









Колонна 74 гв.омсбр 2 января 1995 г. (дата предположительна)

Из дневника В.Пфунд: "364 сгорела, половина экипажа выжила, потеряли стрелка (молодой)".

Гвардии рядовой В.Сметанников, 4 мср:

- Они колонной поехали танки заправлять, с ними бензовоз, и не туда свернули. Там ещё нашего офицера, который с ними был, в плен взяли. Всю колонну расстреляли.

Гвардии рядовой В.Горшунов, 4 мср:

- Трухановича в плен взяли, но потом его мама выкупила за 3 тысячи долларов.

Я предпоследним ехал в этой колонне. Из пацанов , что были там, помню Величко, Мальцева, механы нашей роты. Со мной Климов был из 6-й роты. А последний не помню кто был из механов. Там наш новый ротный был, переведённый со спортроты. Он прикрыл меня, чтобы я развернулся.

Нас отправили сопроводить бензовоз - танки заправить и на обратке раненых забрать. А получилось, что сами стали мишенью. В колонне нас ехало 6 машин. Первые две наши "бехи", потом бензовоз, потом с шестой роты летеха Родионов, потом я, и за мной последним наш ротный.

Труханович на броне в первой БМП был, его от взрыва скинуло с "бехи", и без сознания в плен взяли. Я с Совой к нему приходил , когда в Юргу, в часть приехали.

Расстреляли первые две "бехи" и бензовоз, а мы смогли отбиться.

Предположительно в этой же колонне погиб рядовой Гилёв Александр Сергеевич, прикомандированный в 74 гв.омсбр из 228 мсп 85 мсд. Тело опознано в мае 1997 г. Датой его смерти официально признано 2 января 1995 г., потому описанное событие предположительно можно отнести к этой дате.



Сына Галина Яковлевна Гилева проводила в армию в декабре 92-го. Саша служил под Новосибирском. В октябре 94-го мама приезжала к нему в часть на свидание, как оказалось - последнее.

Г.Я.Гилева:

- Ну он, конечно, очень, очень грустный был! "Мама, я хочу домой!" Я говорю: "Саш, ну тебе полгода осталось дослужить. Ну уж как-нибудь, уж дотерпи". Теперь ты год-то самый трудеый отслужил ведь. Дослуживаешь, вернее.

А перед Новым, 1995-м, годом Галина Яковлевна перестала получать письма от сына. В новогодние дни узнала из телевизионных новостей, что в Чечне война. Сегодня Галина Яковлевна вспоминает, что неизвестно, когда она узнала бы о гибели ребенка, не приди сама в военкомат 4 января. Более того, именно 4 января матери и сообщили о том, что военнослужащий Новосибирской мотострелковой части Александр Гилев направлен в Чечню для участия в восстановлении конституционного строя в республике.

Г.Я.Гилева:

- Я пришла узнать, почему от сына нет весточки. Перед новым годом я отправила ему письмо, отправила немного денег. А в ответ - тишина. В военкомате посмотрели так по спискам: "Гилев? Он уже в Чечне?" Ну я, конечно, остолбенела. Потом кое-как пришла в себя. Я говорю: "Ну и что теперь делать?"

Это было, напомню, 4-го числа. 2-го Александра Гилева уже не было в числе живых. Впрочем, и в списках погибших его тоже не было. В той суматохе, которая творилась на Кавказе в первые дни военной кампании, самым большим списком был перечень пропавших без вести. И «приложение» к этому перечню – военный эшелон, стоящий в Ростовской области, с останками российских солдат и офицеров. Многих не удалось опознать до сих пор, они так и похоронены в безымянных могилах на Ново-Богородском кладбище в Подмосковном Ногинске. Почти полгода Галина Яковлевна переписывалась с различными военными инстанциями в поисках сына - безуспешно.



В феврале 95-го Галина Яковлевна Гилева отправилась в первый раз в Чечню. Из Чечни, где полным ходом шли бои, она моталась в соседнюю Ингушетию, где хоть как-то была налажена работа с родителями военнослужащих. Из Ингушетии – летела в Ростов-на-Дону, где изучала документы специальной лаборатории Минобороны, занимавшейся идентификацией останков погибших. Из Ростова возвращалась обратно в Чечню. Второй раз отправилась на Кавказ в марте 1996 года.

У Галины Яковлевны сохранилась тетрадь, исписанная непонятными на первый взгляд цифрами. За каждой цифрой- все, что осталось от солдата, и жуткая надпись рядом: "Непохожи зубы, не тот рост", то есть - не Саша.





Г.Я.Гилева:

- И кости все проверяли, и грудные клетки, всё. Под микроскопом. Вот. Я лично сама сама смотрела, показывали. Ведь все по номерам. Ведь сколько вот этих номеров просмотрели! Вот этот мы номер записываем, смотрим.

То, что нашли под номером десять показалось Галине Яковлевне знакомым. Из Томска переслали рентгеновские снимки Саши, он подростком ломал ключицу. Так парня и идентифицировали.

Два с половиной года мать фактически прожила на Северном Кавказе, пока в мае 1997 года не нашла останки своего сына Саши, погибшего в Грозном еще 2 января 95-го, в самый разгар боев. Несколько томичей в то время числились без вести пропавшими: Гилев, Крупиненко, Епифанов. В ходе своих поисков Галина Яковлевна обнаружила останки Толи Епифанова – сообщила об этом его родителям. 5 мая 97-го останки рядового Александра Гилева были преданы земле на томском кладбище.


Г.Я.Гилева:

- А некоторые вообще ничего не нашли! Конечно, я считаю, что мне хоть в этом повезло. Ну, я хоть на кладбище хожу иногда. У Саши на памятнике выбили вот такую надпись: " Сыночек мой, прости меня, я не смогла спасти тебя. В твой час последний на земле моя душа неслась к тебе".

На кладбище Галину Яковлевну часто провожает Сашин друг детства - тоже Саша. Они вместе были призваны в армию, и вместе оказались в те новогодние дни в Чечне. Последний раз встретились за несколько часов до штурма.

Александр:

- Шутили, смеялись, да и всё! Ну как, что ещё? Сейчас сильно-то и не вспомнить!

Как погиб друг Саша не видел. Вроде бы загорелась БМП, и в экипаже Гилева никто не выжил. Но Саша все же верит, что на этом кладбище лежит его друг.

Александр:

- Нет, я не уверен! Не знаю, но я не уверен, что он здесь лежит. Нет, не уверен!

Г.Я.Гилева:

- Ну, не хочется же верить, я так думаю. Я считаю, что это он. И даже тем более, как похоронили, и даже на сердце легче стало.



"В 2002 году, медали «За ратную доблесть» были вручены в Москве двум солдатским матерям из города Томска: Галине Яковлевне Гилевой и Галине Ивановне Епифановой. Награда эта была учреждена боевым братством, всероссийской организацией, которую возглавляет генерал Громов. И хотя награда эта не правительственная, многие сравнивают ее с медалью «За отвагу». Галина Яковлевна и Галина Ивановна вернулись в Томск. Солдаты Александр Гилев и Анатолий Епифанов пропали без вести в Грозном в январе 1995. Еще очень долго их матери, верили, что дети вернутся домой живыми и здоровыми. Но чуда не случилось. В 1996 году Галина Яковлевна и Галина Ивановна уехали в Чечню, с твердой уверенностью, что они не вернуться домой пока не найдут своих детей. Поиски эти продолжились бесконечные шесть месяцев. За это время женщинам пришлось пережить бомбежки, артобстрелы, захват войсками Масхадова Грозного в августе 1996 года. Именно матерям многие бойцы обязаны жизнью. Долгое время чеченцы отдавали из плена русских солдат только в руки матерям. Томские женщины забрали из плена и привезли домой нескольких ребят. И вот впервые в истории России появилась медаль, все, через что пришлось пройти матерям признали подвигом".https://tv2.today/TV2Old/Medali-soldatskim-materyam#ixzz5gLV2C2Or

Вход 74-й мотострелковой бригады в Грозный

ГРОЗНЫЙ, 1 - 8 ЯНВАРЯ 1995 Г.

Из дневника В.Пфунд:

"22 декабря - погрузка.
28 декабря - разгрузка в Мозлоке.
31 декабря - едем в Грозный. Новый год встречаем на машинах".

Гвардии рядовой Виталий Сметанников, механик-водитель БМП 4 мср:

- Дня два или больше стояли в Моздокском аэропорту. Потом двинулись на Грозный, ехали двое суток. Хотя потом с зампотехом ездили три - четыре часа до Моздока. Колонна остановится - усну, проснусь. Вокруг никого нет! Так и догонял колонну. Я думаю, все так ехали. Ещё в аэропорту мою БМП определили в огнеметный взвод, посадили ко мне старшего лейтенанта Елфимова. По дороге к Грозному на каком-то перевале нас обстреляли. Мы даже останавливаться не стали. БТР наших минометчиков наехал на мину, погиб капитан Морев. Водитель Морева Михаил (к сожалению, фамилию не помню) остался жив. В город заезжали 31 декабря. Елфимов спал в башне. Также в десанте находились два пехотинца. Рация разрывалась! От комбата получили приказ "Не стрелять!" И все такое. А наши по домам лупят. Я тоже высунулся с люка и по витрине магазина с автомата лупанул. Потом по внутренней связи старлею говорю, давай пушку опробуем. После пары очередей она заклинила. Потом заехали в частный сектор, там и остановились. Рядом с нами стоял танк, экипаж лежал прямо на броне. Это были первые погибшие у наших танкистов. Задохнулись, вытяжка не работала. Я как раз в карауле стоял, и все это видел. Жутко было.

Казус такой был. Служил у нас такой рядовой Булыгин, а тут как раз заставили нас окапыватся. Булыгин пополз метров 20 окапыватся. Минут 20 проходит, нету его. Я забеспокоился. Подползаю к нему. А он обнял лопату и спит! Недалеко танк стреляет, а ему по фигу! Бужу его. Он лопату хватает и типа начинает копать.

Не помню, сколько пробыли в частном секторе. По-моему там с 6 роты один труп лежал. Потом выдвинулись на молзавод. А бригада на консервный завод.

На заводе все числа перезабывал. Не помню, сколько времени ехали до него. Когда колонной идешь и в триплекс пялишься, кроме машины впереди ничего не видишь. Да и числа в то время тоже не запоминались.

Заехали на завод, организовали оборону. "Чичи" , по-моему, все в центре города были. На следующий день "шишигу" (ГАЗ-66) с боеприпасами сожгли. Прапор на мине подорвался. На молзаводе снайпера везде были. И меня, к слову, снайпер чуть не снял.
По молзаводу мины не прилетали. А вот наши минометчики с трех 120-мм минометов по кладбищу (не знаею, где оно находилось) лупили. У них один миномёт разорвало, потому что запихали вторую мину. Один из расчета погиб, а сержанту (Яша звать, фамилию не помню) чашечку коленную раздробило. Я в это время за стенкой кашу разогревал. Завод не был нашей базой, на постоянке там только рембат остался, и наша техника без водил стояла. А вообще, мы садились на те машины, которые могли завести.
Через день пехоту и наводчиков БМП на "шишигах" отправили на передовую, а механов оставили на молзаводе. Поэтому я не знаю, куда пошла пехота. В тот день большинство друзей и сослужицев видел последний раз. Через примерно пару дней нас выдергивали к дудаевскому дому (дворцу?), мы увозили раненых , убитых. В нефтеинституте в подвале и жили. Там и была наша база. Потом переместились в какую-то пятиэтажку. У нас командование пограмотней остальных было. Технику по городу старались меньше использовать. Больше действовала пехота.

Дня три, может больше, я пробыл на заводе. Забрали меня с БМП на институт (он был уже взят) убитых, раненых вывозить. В тот момент к Совмину ездил. Как-то сидим с Самарой (Горшунов) в фойе института, сгуху пьём. Рядом танк Т-72 башней крутит. Смотрю, шар красный под башню залетел, башня откатилась. Экипаж сгорел. В тот момент Самара рассказывал, как они колонной ездили танки заправлять, и как колонну расстреляли. Я до этого слышал эту историю от офицеров, что ездили заправлять майкоповцев.

Гвардии рядовой Владимир Горшунов, механик-водитель БМП 4 мср:

- 30 декабря, своим ходом, то есть уже на БМП, танках, колёсной технике мы выдвинулись из Моздока в сторону города Грозный. Колонна бригады растянулась на 8 км, пока ехали до аэропорта. Непонятно было, только наша бригада или ещё кто-то там был. До аэропорта ехали без обстрела, по сути мы (солдаты по крайней мере) даже и не думали, что будут какие-то боевые действия. Бой за аэропорт также не вели. 31 декабря стояли в аэропорту, и в Новый год приказ - входим в город. Десант в под броней, мы, мехводы, тоже " по-боевому" ехали, с закрытыми люками. Нам сразу сказали - "по-походному" нельзя - снайпера везде, да и граната может залететь.
Уже при въезде в город нас начали обстреливать. В городе, помимо нас, уже было много техники, много БМП и танков стояли подбитые и горели, везде шла стрельба. Мы проехали чуть ли не до центра, потом поехали в обратном направлении, встали в частном секторе. С одной стороны дороги были высотки, а с другой стороны частный сектор.

В первую же ночь, с 6 роты погибло более четырех человек.

Честно, не помню, были в этом частном секторе какие-нибудь другие наши подразделения. При въезде в город я сам потерялся, еле вышел на свою колонну. Ехали "по-боевому", а в городе такое движение, туда-сюда техника летает. Увидел, что БМП на месте крутится, подъехал к ней, а она оказывается наехала одной стороной на столб или рельс, не помню. Я БМП спихнул, а когда развернулся, наших уже и след простыл. Пришлось ехать за первой попавшейся БМП, которую увидел в тримплекс. Немного поездив в чужом коллективе увидел нашу колонну, догнал свою роту.

Гвардии младший сержант Виталий Пфунд, заместитель командира взвода 6 мср:

- С утра первого января вся часть выстроилась в одну линию, пушки ёлкой и пошли. Не скажу даже по какой улице, да там - кто как попал, куда повернул, где отстал. Ближе к утру заняли круговую оборону, все в кучу. Примерно так мы должны были выйти из города, но потери при выходе были бы большие!

У меня провал в памяти со 2 по 8 января, не могу вспомнить, и записи нет в дневнике. Что-то в голове такое вертится, что по трупам шли около ж/д вокзала. Там они как бревна лежали! Кое-как отвернули с этого маршрута на рассвете. В общем, были на вокзале проездом.

Первого числа дошли до Белого дома, нас обстреляли. Может это наши машины сгоревшие и были, что на фотографиях. У меня механик был слабый, с Новосиба прибывший. Машина встала из-за потери масла, в ДВС не дошли немного, взводный приказал в дом заехать. Пушка клинила, особенно вторая лента, механику по связи дал команду: "Прячемся!", и механик задом въехал в дом, одна морда на улице. Мое дело было ствол на машину положить, поправил одну из лент, перезарядил, всё - дальше пошли. Утром следующего дня залили масло ( с "Жигулей" каких-то), только завелись провериться, как попали под огонь "чехов". Механика ранило, а он машину уже заглушил, и пришлось как сайгаку через десант пробираться под обстрелом из РПГ. Но "тридцатка" им пиздюлей вставила по полной, я ее чуть не расцеловал!

Бой закончился, механик ранен. У меня в машине взводный, прапор и десант, связь забита, помощи нет. На нашу удачу наш танк полз, я как раз сверху на башне был, и вижу - ствол танка на меня смотрит. Не помню его номер, но вот как раз по номеру с ним связался, а они мне говорят: "Где вы?" Я им отвечаю: "На мушке у вас!" Они вывезли на броне всех, а БМП пришлось бросить, потом за ротным сутки ходил, канючил машину 557-ю забрать. Дали добро, и с танком и тягачом пошли забирать БМП. Только подошли, зампотех в машину и на место мехвода. Завел. А нас уже ждали, с этажа пятого начали обстрел. Пока поняли, откуда стреляют, танк раза три загорался. Зампотех по газам, я в тягач, десант сам закрылся, ноги успел только поджать! До своих дошли без потерь, но танку все баки пробили. На месте уже механику тягача говорю: "Что-то двери сами закрылись", обходим машину - сбоку в тросах головка от РПГ. Я, когда запрыгнул в десант, машина пошла, и в кормовую дверь, чуть-чуть в бок, граната из РПГ попадает в край, дверь и закрыло. А так бы до механика долетела.

На тягаче был Рогонов Дима, механик-водитель, с Тагила. Связи с ним нет и найти никак не могу. Он был, и тоже на тягаче, когда топливозаправщик ждали, о чем рассказывает Горшунов.

До 3 - 4 числа так и стояли там, не помню точно, мосты за нами взорвали (по моему, ещё и наши взорвали!)
БМП-3 сильно попадало, это техника прибывших на пополнение в бригаду. Я их потом вообще не видел. У "двоек" лобовая броня лучше удар держит, корму с десантным отделением главное не подставить.

Танки тоже бедолаги: пушка хороша, но для боя в 100 метров - ни о чем! Особенно по этажам. Охраняли их двумя машинами, а что толку? Всего не увидишь! Мне танкисты рассказывали, с Грозного вышел один танк, и им потом 10 штук ещё дали.
Тогда всё думали, чтоб появилась машина с броней танка, а пушка чтобы от БМП-3 была! Ну, вот пустя 20 лет "Терминатор" появился.

Гвардии рядовой Евгений Смелых, стрелок 6 мср:

- 26 лет нынче уже. Многое в памяти стерлось, вернее не то, чтобы стрелось - все прошлые события смешались в одну кучу. Входили в Грозный 1 января 1995 года около 17 часов вечера. Как раз мимо стеллы проходили, где написано "Добро пожаловать в ад!" Как потом выяснилось отправили нас выручать майкопцев. Но пройти не смогли. Не вспомню где именно, в каком районе колонну заблокировали.
Страшно... В городе было страшно, очень страшно... Но это в первые два три дня. А потом - потом привыкаешь. Человек, видимо, ко всему привыкает. Там ведь как было: самое главное - в первом бою любому страшно. Нет таких людей, кто бы не боялся. Но если солдат боялся, но выполнял приказы своих командиров, вел себя как полагается, несмотря на страх, значит он уже прошёл обкатку, значит он будет солдатом. А если не выдержал, заслал, бросил оружие, закрылся, спрятался, то уже не будет толку ни в первом, ни тем более во втором бою. Если доживет...

В городе своя специфика. Нас готовили для ведения действий в полевых условиях, даже по снегу бегали на полигонах, стреляли. Такая велась подготовка. А нас - нас записали в город. Мы не были обучены ведению боя в городе. Вот и приходилось учиться на ходу.
Расположились на молокозаводе, там какая-то автобаза была. Недалеко находилось православное кладбище. С этого кладбища по нам работали снайпера. Подходы к кладбищу были заминированы. Поэтому этот момент особенно запомнился. Вроде как бы нам стрелять по этому кладбищу не по-людски, и боевики пользовались этим.

Когда вошли в Грозный рота стала таять прямо на глазах. Не сказать, что там повальное всех убивали, много было убитых, нет! Очень много было раненых. Дизентерия, желтуха. Много пропавших без вести: кто-то где-то заблудился, пробился к другому подразделению.
По поводу питания. Не скажу, что голодали. Нет, такого не было. Сухпаями снабжались регулярно, единственно проблемы были с питьевой водой. Не было проблем и с боеприпасами. Гранат, патронов - всего этого было с лихвой. Да и вообще по поводу вооружения, экипировки -хоть там и говорят, что кое-как были вооружены. Нет! В нашей части вооружение пехоты, да и вообще все, было согласно Устава. И по этому вопросов не было тогда, и нет сейчас.

Из воспоминаний В.В. Лаврентьева (3 мсб 74 гв. омсбр?): "В ночь с 31 на 1 января мы ехали с Моздока в Грозный на наших БМП колонной. Машина, где находился (рядовой Алексей Юрьевич) Бакулин, осталась в поле, в ней была поломка, что именно - я не знаю. По разговорам я слышал, что они заблудились, машину нашли через месяц сгоревшую. Нашли Алексея у 9-тиэтажки, обгоревшего. Он сидел, закрыв лицо руками, руки тоже были обожжены, и что-то бормотал, говорить он не мог, издавал какие-то звуки, у него было прострелено правое лёгкое, но это выяснилось позже, когда было уже поздно. Машина их сгорела, вернее потерялась в первый день, как вошли в Грозный. Через несколько дней (4 января) нашли Алексея и Женю, а остальной состав экипажа до сих пор не найден". (Книга Памяти " Вспомни и поклонись", Екатеринбург, 2000. Стр.26-27.)